Тема: Re: О современном материализме
Автор: А.Хоцей
Дата: 26/11/2001 21:01
 
Здравствуйте, уважаемый Ярослав. Рад, что Вы 
познакомились с моими текстами о боге и о диалектике, 
хотя Вы и напрасно преувеличиваете значение этих работ 
в качестве "фундамента моих взглядов вообще". 

Разумеется, кое-какие мои взгляды в них отражены, 
но далеко не все и притом даже отнюдь не самые важные. 
Размышления по проблеме бога исходно задумывались как 
вступительная глава к тексту о сущности и содержании 
философии вообще (о чём, кстати, сообщается и в самой 
брошюре). Просто эта глава как-то сама собой 
постепенно разрослась в нечто отдельное (тем более 
отдельное ещё и в связи с тем, что последующие главы в 
основном остались в черновиках да замыслах). 
Рассуждения же о диалектике вообще представляют собой 
лишь частные заметки для себя, то есть своего рода 
черновое подведение итогов размышлений на тему (а 
когда пишешь для себя, то, естественно, мало внимания 
уделяешь тем вопросам, которые тебе ясны, но могут 
вызвать затруднения у посторонних). Помимо того, и то, 
и другое написано мною, во-первых, десять лет назад, 
во-вторых, наспех (за месяц и за два дня), а в-
третьих, и на сайте, и в печати появилось вовсе не по 
моей воле и даже не в моей редакции (я смотрю на это 
сквозь пальцы лишь потому, что думаю, что и в 
предложенном далёком от совершенства виде данные 
тексты могут быть полезны тем, кто захочет извлечь из 
них пользу; хотя, конечно, отнюдь не все из нас читают 
чужие книги с такой целью).

По всем этим причинам в обоих текстах встречается 
немало мест, которые я сегодня изложил бы иначе - как 
стилистически, так и содержательно, не распространяясь 
уже о прямых исправлениях явных фактологических ошибок 
(например, слово "диалектика" буквально означает 
не "двойное говорение", а "через речь", "посредством 
языка"). То есть я вполне согласен с тем, что многое в 
указанных работах заслуживает критики.

Однако то, за что покритиковал бы себя я сам - это, к 
сожалению, вовсе не то, за что критикуете меня Вы. 
По этой причине я никак и не могу согласиться с 
большинством Ваших аргументов. В то же время мне 
трудно с Вами спорить - чисто технически. По своему 
обыкновению Вы походя затрагиваете такое количество 
сложных проблем, что их подробный разбор требует 
большого труда и уймы времени. К тому же и выражаете 
Вы свои мысли по-прежнему весьма небрежно, так что 
иные из Ваших реплик не знаешь, как и толковать. 
Поэтому я оставлю без комментариев все такие тёмные 
места, цитаты из классиков, отдельные надоевшие темы, 
ну и вообще многое из того, что в Вашем письме 
собственно к философии не относится.

В то же время по поводу последнего (не относящегося к 
философии) стоит всё же сделать несколько предваряющих 
замечаний. Во-первых, я бы рекомендовал Вам всё-таки 
отличать критику от ругани и по мере сил
воздерживаться от последней, даже если священный гнев 
переполняет Вас до самого края. Попробуйте 
представить, что оппонент - это не враг, а столь же 
заинтересованно ищущий истину человек. Впрочем, если 
Вам для творческого полёта мысли просто необходим 
образ врага и моя скромная персона в данном плане Вас 
как-то по-особенному возбуждает, то тут уж я, конечно, 
ничего не могу поделать - пользуйтесь. Но - без моего 
участия.

Само же по себе ругаться в научном споре бессмысленно: 
этим Вы только отвращаете людей от общения с Вами. 
Разумеется, нетрудно догадаться, откуда тут растут 
уши: нет сомнения, что подобный стиль полемики привит 
Вам чтением сочинений Ленина, манеру которого Вы по 
ошибке принимаете за норму. Однако это является нормой 
в политике, а не в науке. Беспардонные политиканы, 
охмуряющие тёмную некультурную массу, конечно, могут 
позволить себе поливать грязью соперников: в указанных 
обстоятельствах сие есть весьма эффективный метод 
борьбы за власть. Но наукой, во-первых, занимаются, 
как известно, всё-таки слегка образованные люди, 
которых запросто на словечки "болтовня", "словоблудие" 
и т.п. не купишь. Целью научной деятельности, во-
вторых, является приобретение знаний, достижение 
истины, а не уничтожение оппонентов, не смешение их с 
грязью.

В науке вообще требуется оставлять в стороне все 
эмоции и оперировать исключительно аргументами. Оно, 
наконец, желательно и с точки зрения простой экономии 
слов. Вы, например, написали довольно обширный текст,
но по меньшей мере процентов 30 его представляет собою 
мало кому интересные, мягко выражаясь, всплески Вашего 
негодования (например, единственная польза, которую 
лично я извлекаю из такого рода чтения, - это всё 
крепнущая убеждённость в том, что надо, надо бы и мне 
порешительнее избавляться от порой прорывающихся и в 
моих писаниях хамских ноток).

Во-вторых, нелишне было бы, если бы Вы уловили также и 
разницу между аргументами и констатациями взглядов. 
То, что Вы считаете так, а я - эдак, нисколько не 
свидетельствует о правоте ни того, ни другого.

Поэтому я не знаю, что отвечать Вам (и надо ли 
отвечать) на такую "критику", которая сводится лишь к 
указанию на то, что Ваши убеждения расходятся с 
моими - без какой-либо реальной их защиты. Увы, меня 
просто так не убеждают ни Ваше личное мнение, ни 
мнения каких-либо других авторитетов, которых Вы 
привлекаете на подмогу. Конечно, каждый вправе иметь 
и выражать своё мнение, но в споре надо приводить 
аргументы. То, что Вам кажется само собой очевидным 
просто потому, что Вы так воспитаны, не обязательно 
является очевидным для всех других - или воспитанных 
иначе, или вообще более критически настроенных в 
отношении всех внушаемых им утверждений. Кстати, могу 
отметить, что как раз тогда, когда человек имеет 
какие-то убеждения, но не в состоянии рационально 
защитить их, единственное, что ему остаётся в качестве 
средства самозащиты - это браниться почём зря. Так 
что по степени ругательности текста можно судить о 
его доказательности: тут неизбежна обратно 
пропорциональная зависимость.

В-третьих, вынужден Вам заметить, что Вы напрасно 
прибегаете в Ваших репликах к цензорскому тону: у Вас 
нет на это полномочий. Я имею в виду такое 
определение моей статьи о диалектике, как 
"нежелательная". Если бы Вы охарактеризовали её, 
допустим, как "ошибочная", да ещё и доказали это, то 
я не имел бы никаких претензий. Но нельзя отзываться о 
творчестве оппонента в стиле: "Кто позволил?" 
Согласитесь, такие речи характерны, скорее, для 
чиновников, но никак не для учёных. Не стоит 
дискредитировать себя.

В-четвёртых, в предыдущих своих письмах я как-то 
старался уклониться от того, чтобы убеждать Вас в 
своей политграмотности. Мне это и сейчас кажется не 
совсем приличным и даже просто глупым. Но, видимо, 
такое моё умолчание Вас раззадоривает. Вы что-то уж 
слишком увлеклись (из письма в письмо) обвинениями 
меня в невежестве. Нет, я, конечно, не отрицаю того, 
что я весьма невежественен. Но Вы приписываете мне 
какую-то совсем уж сверхъестественную 
неосведомлённость (а я вовсе не господь бог). Неужели 
Вы всерьёз полагаете, что в нашей стране можно вот так 
запросто встретить человека (из числа представителей 
старшего поколения), незнакомого с работами Ленина, 
Энгельса и Маркса? Меня, конечно, радует, что Вы так 
обо мне подумали (льстец Вы этакий!), но, увы, 
вынужден Вас разочаровать. "Материализм и 
эмпириокритицизм" и "Анти-Дюринг" с "Диалектикой 
природы" (не распространяясь уже о "Капитале") я, 
разумеется, читал и даже не по одному разу (правда, 
преимущественно, в 70-х - 80-х годах). Однако при всём 
моём уважении к данным авторам и их сочинениям, я, тем 
не менее, отнюдь не считаю ни первых - непогрешимыми 
гениями, ни вторые - собраниями абсолютных истин. 
Уточняю: Маркс и Энгельс, на мой взгляд, само собой, 
гении (о Ленине как учёном, а не просто политике, я 
этого утверждать не могу), но отнюдь не непогрешимые. 
Есть, есть к чему придраться не только у невежды Хоцея.

В-пятых, со своей стороны, извиняюсь, если где-то в 
своих посланиях я берусь разъяснять Вам прописные, на 
Ваш взгляд, истины. Не знаю, о чём конкретно идёт речь 
и насколько то, что Вы считаете банальным, 
действительно бесспорно. Однако боюсь, что мне и 
впредь придётся злоупотреблять Вашим терпением по 
данной части. Увы, Вы сами вынуждаете меня к этому 
своими текстами.

Обращусь теперь к последнему из них.

1. Я не понимаю упрёка, выраженного в Вашей фразе: 
"формальная логика это хорошо, но она формальная"? Уж 
не имеете ли Вы в виду, что помимо того есть ещё и 
какая-то "неформальная", то бишь "содержательная" 
логика?

Не считаете ли, что в данном случае определение 
"формальная" противостоит по смыслу именно 
содержательности? Если это так, то это не так 
(выражаясь "диалектически"). Логика есть просто логика 
(выражаясь формально-логически, то есть в соответствии 
с законом тождества). То бишь это - наука, описывающая 
правила мышления, а также законы основных соотношений 
как явлений Мира, так и обозначающих их понятий 
(соотношений типа: общее-частное, причина-следствие, 
часть-целое и др.). В этом и заключается содержание 
логики. Определение же "формальная" тут означает, с 
одной стороны, лишь то, что эта наука формализована, 
сведена в некоторый систематический свод законов, как 
это и подобает всякой науке.

Формализация логики сегодня, как известно, вообще 
доведена уже до замены слов и суждений символами, 
значками - в математической логике. И это вовсе не 
делает её формальной в каком-то антисодержательном 
смысле, - равно как и математику, физику, химию и все 
прочие науки, оперирующие формулами (сжатой, 
конденсированной речью).

С другой стороны, указанное определение является 
просто традиционным, то бишь неточным, но устоявшимся 
названием некоторого особого раздела, костяка логики, 
доставшегося нам ещё от Аристотеля, в отличие от 
других её разделов или способов выражения, появившихся 
позднее, - от той же символической логики, от 
модальной логики и пр. В этом нет ничего необычного. 
Ведь и термин "философия" вовсе не отражает сущности
именуемой им науки. При чём тут, в самом деле, "любовь 
к мудрости"?

Впрочем, возможно, что пренебрежение к формальной 
логике Вы выражаете совсем по другой причине, а именно 
на том основании, что эта логика, дескать, есть 
уже пройденный этап и должна уступить дорогу более 
совершенной, так называемой "диалектической" логике. 
Эта легенда мне известна, и одно время я усиленно 
пытался вникнуть в её содержание и суть. Не удалось.

Возможно, что я тупой. Но мне как-то приятнее думать, 
что моё непонимание данной "логики" связано не только 
с моими посредственными способностями, но и с 
отсутствием вразумительного содержания у указанной 
"дисциплины". Во всяком случае, в своих конкретных 
изысканиях (при исследовании, например, общества) я 
убедился, что в Мире имеется феномен изменения и, в 
том числе, развития, но как закономерности последнего, 
так и соответствующие реальные процессы возможно и 
необходимо познавать, используя вовсе не какую-то 
особенную "сверхлогику", а вполне обычную, понятную 
людям, нормальную формальную.

2. Относительно того, что "понятия ничего не отражают 
в гносеологическом плане", а сами суть "отражения 
объективной реальности".

Попытаюсь ещё раз объяснить Вам, что тут к чему, раз 
не удалось сделать это в статье. 

Итак, "понятия суть отражения реальности". Это само 
собой разумеется. Но только тут только желательно 
сделать некоторые уточнения. Термин "понятие" 
многозначен. Из главных его значений выделю два. 

1) Понятие - это некоторое представление об 
объекте, существующее в нашем мозгу. Мы имеем понятие 
о данном объекте тогда, когда знаем, что он собой 
представляет, что ему свойственно, чем он отличается 
от других объектов. То есть речь идёт об 
определённости данного объекта для нас, о значении, 
содержании того слова, которым он называется. 

2) Понятием также именуется и само указанное слово, 
термин. Например, есть слово "философия". Оно есть 
именно как особое слово, определённый набор букв, 
звуков. И у этого слова есть ещё и значение, которое 
ему придаётся (причём нередко одними - одно, другими - 
другое), то есть к которому оно прилагается, - то, 
что, собственно, называется данным словом, что с ним 
связывается из числа имеющихся в нашем мозгу 
представлений, содержаний (конкретно - физиологических 
возбуждений). 

Так вот естественно, что указанные 
значения-представления-знания образуются из материала, 
поставляемого ощущениями, путём некоторой его 
переработки. Тем самым эти значения-понятия являются 
отражениями реальности. А вот собственно термины, 
имена, конечно, не отражают реальности, а служат лишь 
символическими обозначениями выделяемых нами в этой 
реальности объектов.

Значения понятий (представления об объектах) жёстко 
зависят от реальности, отражают её, а не выдумываются 
нами произвольно. Собственно же имена (определённые 
наборы звуков или письменных знаков) могут быть какими 
угодно: это дело произвольного выбора и
"договорённости" между людьми (разумеется, для 
большинства слов языка такая договорённость достигнута 
естественным путём, но в современном языке, в 
особенности, в науке, иные термины вводятся и по 
общему согласию). Например, русские, как порядочные 
люди, "договорились" называть яблоко (то бишь некий 
шарообразный и вкусный объект) "яблоком", а странные 
англичане - каким-то "эпплом". Короче, понятия как 
значения при отражении одной и той же реальности у 
всех людей складываются одинаковыми, а вот понятия как 
имена одних и тех же значений могут быть самыми 
различными, чем и кормится армия переводчиков.

Таким образом, повторяю, в указанном первом смысле 
понятия представляют собой отражения реальности. При 
этом, однако, любой процесс отражения реальности и, в 
том числе, познавательный, есть палка с двумя концами. 
В нём всегда задействованы как объект, так и субъект.

Согласитесь, что отражения нет не только там, где 
нечего отражать, но и там, где некому заниматься этой 
благородной деятельностью, где нет, если можно так 
выразиться, зеркала. Следовательно, процесс познания 
имеет всё-таки два корня, то есть каким-то образом 
обусловлен не только тем, что познаётся, но и 
познающим субъектом, то бишь устройством его 
познающего органа - мозга. Понятия, образующиеся в 
этом органе, не совсем уж посторонни этому устройству. 
Как их непосредственное образование, так и пользование 
ими суть не что иное, как работа мозга, а эта работа, 
надо думать, определяется не только характером 
приходящих извне сигналов, но и устройством самого 
мозга, то бишь вытекающими из специфики этого 
устройства закономерностями (законами, правилами) его 
работы. Помимо отражения зеркалом внешних предметов, в 
получающихся отражениях выражается ("отражается") ещё 
и свойство, способность самого зеркала отражать 
(благодаря его особому устройству). Доска, например, 
ничего не отражает, хотя лучи света падают на неё так 
же, как и на зеркало. Вот и в соотношениях понятий не 
может не отражаться порядок их формирования, а в 
пользовании ими - порядок этого пользования, то есть, 
другими словами, обусловливающее оба этих порядка 
устройство нашего мозга. Поскольку же всю данную 
проблематику изучает именно гносеология, опасно 
утверждать, что "понятия ничего не отражают в 
гносеологическом плане". 

Повторяю: как формирование этих понятий, так и 
оперирование ими (то есть не что иное, как мышление) 
протекают некоторым строго определённым образом - 
согласно порядку, алгоритму, правилам функционирования 
мозга. Мозг с его особым устройством ведь тоже вполне 
объективная штука и имеет некоторую строгую 
определённость процесса своей деятельности (мышления), 
только при наличии которой (определённости) можно 
уверенно утверждать: да, вот этот процесс есть процесс 
именно мышления, а не заколачивания гвоздей. 

Всё это, на мой взгляд, настолько очевидно, что нет 
смысла спорить о наличии или нет правил мышления (как 
физиологического процесса), то есть правил образования 
понятий и пользования понятиями, а есть смысл спорить 
только вот о чём: каковы эти правила, - те, что 
описываются формальной логикой или какие-то другие - 
диалектические? Ведь Ваша диалектическая логика - это 
тоже не что иное, как попытка предписать познанию (но 
не мышлению: между мышлением и познанием есть 
некоторая разница; Вы, впрочем, сами написали о том, 
что "сознание - это ощущения и мышление, а не просто 
мышление") определённый порядок.

При этом, что самое смешное, я-то вовсе не выступаю 
против диалектического подхода к изучению отдельных 
объектов и Мира в целом, ибо требования этого подхода 
суть требования учёта изменчивости всего сущего. А всё 
сущее, бесспорно, изменяется. И у данных его изменений 
есть свои закономерности, которые как раз и являются 
предметом изучения диалектики как науки. Однако одно 
дело познание изменяющихся объектов реальности, в 
котором нельзя не учитывать порядка (законов) этих 
изменений, а другое - мышление с его внутренними 
правилами, которые неизменны, ибо отражают физиологию, 
устройство мозга. Раз мозг есть и пока он есть как 
именно мыслящий мозг, он у всех людей (хоть у русских, 
хоть у англичан, как сегодня, так и тысячу лет назад) 
принципиально одинаков, работает одинаково. 

То бишь процесс его физиологической работы (мышления) 
всегда один и тот же по своим процедурам, 
закономерностям, алгоритму. Примерно так же, как 
одинаковы у всех нас функции дефекации и 
мочеиспускания: механизмы, обеспечивающие отправление 
этих потребностей, у всех одни и те же. Таким образом, 
в процессе мышления имеются вовсе не изменения этого 
мышления (не превращение его в какой-то иной процесс 
немышления) с их (изменений) закономерностями, а, 
напротив, некоторые постоянно повторяющиеся процедуры. 
Соответственно, диалектические методы при познании 
этих процедур неприменимы. Их надо познать в том, что 
они собою представляют, а не в их гипотетических 
изменениях.

Изменения характерны лишь для знаний как 
накапливаемого содержания мозга. Вот эти знания, это 
содержание как раз постоянно изменяются, обогащаются, 
уточняются. В мозгу человека появляется всё больше
представлений-понятий-значений и эти понятия-значения 
становятся всё более чёткими, определёнными, верными. 
Однако прибавление семейства понятий и повышение их 
определённости, во-первых, вовсе не есть смена этой 
определённости (лучшее понимание того, что такое 
гравитация, отнюдь не означает подмены значения этого 
понятия каким-то принципиально иным значением: более 
точное не значит "иное"; но об этом ещё пойдёт речь 
ниже). Во-вторых, данные рост и совершенствование 
знаний никак не являются изменениями самих процедур 
накопления и улучшения этих знаний.

Одно дело - содержание мозга, которое может изменяться 
(количественно и качественно), и совсем другое - 
пополнение этого содержания и оперирование им, которые 
по своим процедурам всегда одинаковы. Не важно, на что 
человек смотрит: глаза его всегда реагируют на 
световые импульсы строго определённым образом. Не 
имеет значения, о чём человек мыслит, какими 
значениями-понятиями оперирует: физиологические 
процессы, происходящие в его мозгу, всё равно во всех 
случаях одни и те же.

При этом данные процессы, что важно, суть не что иное, 
как результаты многотысячелетней селекционной работы. 
Они отобраны эволюцией (в ходе становления такого 
органа, как мозг) именно по критериям их 
эффективности, то есть правильности мышления. 
Установившиеся в итоге порядки мыслительных процедур 
(наполнения мозга содержанием и оперирования этим 
содержанием) апробированы практикой многовекового 
приспособления гоминид-гоминоидов к среде - 
приспособления посредством познания последней и 
использования знаний при коррекции поведения.

Данное же эффективное, то бишь правильное, мышление 
есть, другими словами, мышление по определённым 
правилам. Именно о них я и толкую в той части, где 
рассуждаю о требованиях, предъявляемых мышлением к 
своим инструментам - понятиям. То есть я размышляю о 
том, какими должны быть понятия (значения, придаваемые 
терминам, именам), чтобы мозг мог ими эффективно 
(правильно) оперировать. Ведь, сами понимаете, из 
сучковатого бревна качественную мебель не сделать. Вот 
я и пишу, что понятия должны быть строго 
определёнными, однозначными и т.д.

3. По поводу данных моих рассуждений Вы замечаете, что 
это "антидиалектика", и считаете, видимо, что этим всё 
сказано. Но сие как раз пример написанного зря и ничего
не выражающего. Зачем Вы это написали? Какое открытие 
сделали? Из моего текста, само собой, следует, что я в 
рассматриваемом вопросе выступаю против 
диалектического подхода, то есть против "текучести 
понятий". Сообщать мне об этом, по меньшей мере, ни к 
чему. Вы же, вдобавок, сообщаете указанную "новость" с 
таким надрывом, словно одного уже её оглашения 
достаточно для того, чтобы не принимать мои 
соображения в расчёт. Будто Вы меня тут как-то сходу 
опровергли, ниспровергли, уличили и прямо-таки изгнали 
из рая, то бишь из числа избранных служителей 
диалектической истины. Да не рвусь я в этот колхоз. 
Падший я, падший ангел. И поэтому могу себе позволить, 
видя очевидную нелепость, по-чукотски чесать в 
затылке: "Нелепость, однако".

Разве можно пользоваться понятиями, допуская их 
"текучесть", то бишь неопределённость их содержания? 
Как можно разговаривать и понимать друг друга, а также 
и самих себя (в процессе мышления) при таком раскладе, 
когда в одном случае слово имеет одно значение, а в 
другом - другое? Вот я, например, частенько езжу на 
трамвае мимо одной надписи на стене: "У власти - 
враги". И никак не могу понять, что же хотел сообщить 
её автор.

Нет, с одной стороны, конечно, понятно, что раз враги, 
то их надо мочить в сортире. Но, с другой стороны, кто 
враг? То ли сама власть, то есть ныне здравствующий 
президент, то ли враги этой власти? Ведь приведённую 
фразу можно истолковать и так, что власть имеет 
врагов, и так, что к власти пробрались враги. А всё 
потому, что слово "власть" многозначно, обозначает как 
властвующий аппарат, так и то, чем этот аппарат 
располагает, - "кормило власти". Так хорош же я буду, 
если вместо тех врагов, о которых толкует автор 
надписи, начну вдруг мочить его друзей, полагая, что 
выполняю его заветы?

Нечто подобное получается и тогда, когда объявляют 
допустимой текучесть понятий и пробуют мыслить, 
барахтаясь в данном "потоке". То есть когда этой 
"текучестью" оправдывают смену (подмену) в процессе 
рассуждений значений используемых слов. 

Поясняю ещё на всякий случай, что речь идёт вовсе не о 
реально имеющих место в истории языков изменениях 
содержаний отдельных слов. Например, раньше слово 
"идея" имело одно значение, а ныне - другое. Речь, 
однако, о том, что в рамках любого конкретного 
рассуждения (размышления) используемые понятия должны 
быть понимаемы однозначно. Если мы придаём слову 
"идея" некоторое определённое значение, то должны 
придерживаться этого значения во всех случаях
использования данного слова, не называя "идеей", 
допустим, поросёнка над хреном (я всегда удивляюсь, 
почему говорят: "поросёнок под хреном"? Ведь его же 
выкладывают на блюдо не кверху пузом?). Иначе 
получается именно хрен знает что. На такой подмене 
основывается множество спекуляций.

Подобным манером из чего угодно можно вывести всё, что 
угодно. Чем, в частности, сильно грешил и сам 
основатель учения о "текучести понятий" Гегель. 
Многочисленные примеры такой "игры понятий", когда 
пишется одно, а в уме держится другое (при том, что 
в реальности и вообще имеется третье), приведены мной 
в посвящённой Гегелю главе текста о боге. К сожалению, 
моей критики Гегеля Вы не поняли. Но не будем о 
грустном.

Лучше добавлю, что именно в указанном смысле я 
утверждаю, что операции с неопределёнными понятиями 
(когда у слов нет чётких значений, то есть когда 
мыслящие просто не представляют себе предметов своего 
мышления) не есть мышление. Это моё выражение, 
конечно, не стоит воспринимать буквально. Фактически, 
речь идёт о том, что такое мышление неправильно, 
является ложным мышление (как бывают ложные опята), 
пародией на него.

Неправильно выполняемый процесс, например, 
строительства, формально, само собой, всё-таки можно 
счесть именно процессом строительства, а не ковыряния 
в носу. Однако это вовсе не строительство с точки 
зрения его результата. Если нет следствия, то реальна 
ли причина? Раз ничего не построено, то не имелась ли 
налицо лишь имитация строительства? То бишь мышления - 
в нашем случае.

4. По поводу существования "относительно устойчивых 
черт" у объектов.

Кто ж отрицает их наличие? Кто отрицает вообще 
существование даже неустойчивых черт? Всякая вообще 
устойчивость относительна, равно как и всякая 
изменчивость. Я не отрицаю этого факта, а пишу лишь о 
том, во-первых, что наука нацелена исключительно на 
познание устойчивого, то есть повторяющегося, 
закономерного, а не случайного, не того, что сегодня - 
одно, а завтра - совершенно другое. При последнем 
раскладе и познавать-то особенно нечего и незачем, 
кроме только закономерностей самого порядка изменений.

Главным же образом я подчёркиваю, во-вторых, то, что 
устойчивыми (то есть не изменяющимися от суждения к 
суждению, не "текучими") должны быть значения понятий. 
Тут-то ни о какой относительной устойчивости (или, 
обратным образом, столь же относительной изменчивости) 
и речи быть не может. Ведь даже по смыслу данного 
Вашего выражения относительная устойчивость есть 
именно такая устойчивость, которая имеется лишь в 
каком-то отношении, но отсутствует в другом. Так вот, 
в нашем случае речь идёт как раз о таком отношении 
(между словами, используемыми в процессе мышления, 
и их значениями), в котором нет (не должно быть с 
точки зрения правильности мышления) места 
изменчивости: она тут противопоказана.

5. Вы написали, что для меня мышление - это понятия. 
Это неверно. Мышление у меня есть оперирование 
понятиями, есть процесс выработки понятий, но вовсе не 
сами понятия. Понятия как значения суть знания. Вы, по-
видимому, хотели написать, что мышление у меня связано 
с понятиями (с чем я согласен) и просто неудачно 
(неряшливо) выразились. Смысл Вашего выражения 
показывает дальнейший текст, в котором Вы просвещаете 
меня на тот счёт, что люди мыслят не только словами, 
но и образами. В этом своём просветительском порыве 
Вы, однако, не учитываете той мелочи, что понятия - 
это не только слова, но и их значения. И вот эти-то 
значения весьма многообразны, то есть представлены в 
нашем мозгу для большинства слов не только в виде 
символов, то есть других слов, но и в виде каких-то 
образов. То есть комплексно - посредством и слов, и 
образов.

Тут вообще всё зависит от степени абстрактности 
значения слова. Иные слова вовсе не сопрягаются в 
нашем мозгу с какими-то наглядными картинками, а 
другие, напротив, главным образом только их и 
генерируют.

Например, значение имени "это яблоко" абсолютно 
конкретно и тем самым может быть представлено 
лишь в виде определённого образа - именно "этого", а 
не какого-то другого яблока или яблока вообще. Так 
что мыслить образами - это вовсе не значит мыслить 
не значениями, не понятиями в основном смысле этого 
слова ("понятие").

Должен также отметить, что Вы опять-таки позволяете 
себе очень неуклюже выражаться. Ну что это такое: 
"человек мыслит запахами, звуками, воспоминаниями", да 
ещё и "почерпнутыми осязательно"? Вы же наверняка
знаете, что запахи мы ощущаем посредством обоняния, а 
не осязания. А что значит: мыслить запахами совокупно 
со звуками? Это пукать, что ли?

Воспоминания же тут и вообще ни при чём, ибо всякие 
воспоминания сами по себе - не что-то особенное и 
отдельное от слов и образов, стоящее в одном ряду с 
ними (наподобие запахов), а, собственно, суть всё те же
значения во всей их полноте: в воспоминаниях 
присутствуют и зрительные образы, и мысленные 
воспроизведения звуков, запахов и пр.

Наконец, хочу обратить Ваше внимание на то, что 
зрительные образы и прочие фиксации сигналов 
рецепторов имеются в мозгах не только людей, но и 
практически всех животных. Однако мышления у оных ещё 
нет. Мышление присуще только человеку (и, пожалуйста, 
не надо мне рассказывать про интеллект обезьян: 
давайте условимся, что речь идёт о рыбах). Но чем же 
устройство человеческого мозга отличается от 
устройства мозга рыбы? Что делает процесс его работы 
собственно мышлением в отличие от того, что происходит 
в мозгу у животных? Не кажется ли Вам, что 
отличительной чертой тут является как раз то, что 
человек располагает не только образными 
представлениями-значениями, но и символическими, 
выраженными в словах? Так не составляет ли именно эта 
отличительная черта мышления (которая только и делает 
его собственно мышлением) его суть? А Ваше мышление 
образами не есть ли лишь некоторый примитивный базис, 
тот ещё домышленческий фундамент, без которого, 
конечно, никакое мышление не может существовать, 
но к которому оно отнюдь не сводится по своему 
собственному содержанию?

6. Что касается цитат из Энгельса (двух первых), то, 
как я уже отмечал, они ничего не значат, ибо 
представляют собой лишь выражение мнения данного 
мыслителя, а не реальные аргументы. Притом и мнение 
это выражено в весьма неопределённых выражениях. 
Например, о какой это всеобщей связи всего идёт у 
Энгельса речь? О гравитации, что ли? О каком-то 
всеобщем конкретном взаимодействии или о всеобщей 
зависимости, всеобщем сходстве, другом каком-то 
отношении? Как Энгельса следует понимать? Это всё к 
тому же, что нельзя пользоваться словами с 
неопределённым значением. При этом только кажется, что 
выражено очень многое и что-то очень значительное, а 
на деле как копнёшь, так обнаруживается, что выражено 
неизвестно что, то бишь, по сути, ничего.

Аналогично, неряшлив Энгельс (впрочем, традиционно для 
своего времени) и в употреблении слова "движение". 
Буквально это слово означает "перемещение в 
пространстве". Энгельс же использует его на деле 
взамен термина "изменение" (характеризующего не только 
пространственные метаморфозы), толкуя вовсе не о 
движении и покое, а об изменчивости и устойчивости. 
Для него вообще термины "движение" и "покой" выступают 
синонимами слов "активность" и "пассивность". Энгельс 
использует их как бы в "широком" смысле, при том, что 
они на деле имеют ещё и, если можно так 
выразиться, "узкий", а вернее, буквальный, точный 
смысл. В результате претензии Энгельса к естественным 
наукам (мол, они изучают вещи не в движении, а лишь в 
неподвижном состоянии) выглядят странно: как же так? 
ведь эти науки как раз и посвящены преимущественно 
исследованию движения? они вроде бы даже и называются 
соответственно: динамика, электродинамика, 
термодинамика?

Однако Энгельс определённо ведёт речь вовсе не о 
движении как таковом, а об изменениях. Он просто 
использует слова не по назначению. И Вы его в этом 
поддерживаете. И даже пытаетесь перещеголять - в своей 
реплике о "движении представлений, восприятий и т.д.". 
Представления и восприятия, простите, никуда не 
движутся - они представляют собой простые реакции в 
нервных клетках, их возбуждения, то возникающие, то 
затухающие (почти как огонь у Гераклита). Движение, 
которое имеет место при этом есть вовсе не движение 
собственно представлений как возбуждённых зон мозга в 
целом, а лишь движения внутри этих зон - отдельных 
зарядов и атомов от клетки к клетке. Возбуждение - это 
не движение, а состояние. Аналогично, нелепо звучит и 
выражение: "движение понятий, соответствующее движению 
объективной реальности". Ну, реальность, ладно, - 
отдельные её представители, действительно, могут 
передвигаться - ползать там или летать (особенно, если 
им дать пинка под зад). Но как, куда и по какому 
расписанию движутся понятия? Можно ли измерить 
скорость их движения и на какую конкретно станцию надо 
выходить их встречать? Короче, Вы, вне всякого 
сомнения, рассуждая о движении представлений, понятий 
и иже с ними, опять же имели в виду просто их 
изменения, развитие. Более того, должен подчеркнуть, 
что всегда, когда речь идёт, пользуясь Вашими словами, 
о "нематериальном движении", на деле имеется в виду 
только изменение.

Нематериального движения вообще нет и быть не может, 
ибо нематериальные объекты не способны перемещаться в 
пространстве, хотя, безусловно, способны как-то 
изменяться, терять прежнюю свою определённость и 
приобретать новую. Движение, как известно, атрибут 
материи, но не нематерии.

Кстати, как раз весь Ваш пиетет перед движением и 
нежелание использовать это слово в его 
непосредственном, а не чужом и метафорическом 
значении, вытекает просто из того, что Вы начитались 
фраз о том, что движение - это атрибут материи 
(которые Вы мне обильно и цитируете). Конечно, 
движение - атрибут материи. Ну и что? Разве из этого 
следует, что движение, наподобие Пушкина, это наше 
всё? Равным образом атрибутами материи являются также 
изменчивость и устойчивость, качество и количество, 
пространственность и длительность, конечность и 
бесконечность, форма и структурность, ну и ещё целый 
ряд свойств.

Изменения столь же атрибутивны, а по содержанию своего 
понятия даже и более фундаментальны, чем движение, ибо 
само движение можно определить как изменение положения 
в пространстве (то бишь движение - это разновидность 
изменения), в то время как через значение понятия 
"движение" понятие "изменение" не определить (как 
общее не определяется через частное; впрочем, это как 
раз один из законов формальной логики, которую Вы не 
уважаете).

Возвращаясь к цитате из Энгельса, констатирую: в ней 
Энгельс просто пытается акцентировать внимание публики 
на необходимости учитывать изменчивость сущего, не 
понимая, однако, при этом, что изменчивость сущего - 
это одно, а мышление о сущем вкупе с его (сущего) 
изменчивостью - это совсем другое. В реальности 
причина и следствие, то бишь выступающие в данных 
качествах явления, события, конечно, могут меняться 
местами (я беру пример из цитаты), но значения понятий 
"причина" и "следствие" от этого не зависят. Не важно, 
что конкретно является причиной, а что следствием - 
понос или золотуха. Важно, что то, что выступает в 
роли причины - именно причина, то есть выполняет 
определённую причинную роль и может быть названо 
"причиной" в данном конкретном случае - в полном 
соответствии с принятым, установленным и не меняющимся 
вдруг ни с того ни с сего на противоположное значением 
этого слова. Поймите, что значение слова "причина" - 
это перечисление некоторых общих особенностей, которые 
свойственны всем причинам вообще безотносительно к их 
непосредственной конкретности. Сегодня причиной Вашего 
дурного настроения, например, может быть мой текст, 
завтра - дохлая мышь в супе, но не в том суть феномена 
причины (и, соответственно, значение данного понятия), 
что она - это дохлая мышь. Энгельс же, сообщая о том, 
что в жизни вчерашние следствия (как конкретные 
явления) сегодня выступают в роли причин, к сожалению, 
в связи с этим тривиальным фактом покушается на 
однозначность самих понятий "причина" и "следствие". 
Будто реально меняются не актёры, занятые в 
определённых ролях, а сами эти роли. Сегодняшнее 
оцениваемое положительным образом явление завтра может 
превратиться в оцениваемое отрицательно (со сменой 
обстановки), но собственные значения понятий 
"положительное" и "отрицательное" вовсе не превратятся 
в связи с этим в одно и то же значение, а всегда 
останутся противоположными значениями.

То есть как значения, они, действительно, "абсолютно 
исключают друг друга". Яд в одном случае приносит 
вред, а в другом пользу, то есть его действие можно 
оценивать по-разному, но ни при каких обстоятельствах 
(кроме, конечно, связанных с повреждениями в уме) 
нельзя сказать, что то, что приносит вред, 
положительно, а полезное - отрицательно. Так что надо 
знать, к чему приложим диалектический подход, а к чему 
нет, и не перегибать палку, пропагандируя диалектику.

7. Относительно намёков у Энгельса и Дицгена на 
значение понятия "материя". Вы зачем-то перевели 
стрелки на различия материализма и идеализма, на 
"основной вопрос философии". По поводу этих проблем я 
бы тоже мог с Вами поспорить, ибо, на мой взгляд, и 
Энгельс, и, соответственно, Вы трактуете их несколько 
упрощённо (я выражаюсь так умеренно специально для 
того, чтобы подать Вам пример вежливости), а то и 
просто ошибочно (в частности, субъективный 
идеалист, "если он последователен", вопреки Вашим 
уверениям, никак не может прийти к идее бога: для него 
всё должно ограничиться его Эго, "Я"). Однако я опущу 
эту проблематику, ибо она совершенно в стороне от 
темы, которую Вы вроде бы взялись поначалу обсуждать и 
на которую, собственно, писал я. Вы заявили, что у 
Энгельса нет определения "материи". Ну, да. Я же и 
писал, что у него имеется не определение, а лишь 
намёки на него. Я уж не помню где, но Энгельс заметил, 
что понятие "материя" подобно понятию "груша". Как 
значение понятия "груша" вовсе не совпадает со 
значением понятия "эта конкретная груша", а включает в 
себя лишь то, что обще всем вообще грушам при 
игнорировании их частных различий, так и понятие 
"материя" схватывает всё-всё-всё, все вещи Мира и сам 
Мир в целом в том, в чём это всё сходно, то есть в тех 
чертах, которые присущи всему, которые всеобщи.

Примерно в том же духе рассуждает и Дицген. То есть 
оба данных товарища достаточно прозорливо подметили то 
давно известное, но до сих пор почему-то плохо 
понимаемое обстоятельство, что всякое более-менее 
абстрактное понятие является обобщением, и что 
понятие "материя" тут не исключение, то есть не 
является именем собственным какой-то субстанции, 
первоэлемента и пр. Как нет "груши вообще" 
отдельно от множества конкретных груш, так нет и 
"материи самой по себе" в дополнение ко множеству 
разнообразных реальных вещей. Это просто понятие, 
отвлечение, обобщение, обозначение всего-всего сущего, 
взятого в его всеобщих чертах.

Определением данного понятия (то есть его значением) 
может быть только перечисление вот этих всеобщих черт 
всего сущего (или какой-то одной черты, если она, как 
всеобщая, одна). Кстати, практически то же самое 
выражено и в приведённой Вами цитате из "Диалектики 
природы": "Материя как таковая, это чистое создание 
мысли" и т.д. Так что намёки-то у Энгельса есть, надо 
только уметь их понимать. А для этого требуется 
изучать и понимать, что такое понятия вообще, как они 
образуются и определяются, как ими пользоваться. Вы же 
ведь, надо думать, в алгебре не рискнёте куролесить, 
ставя крестики-нолики как попало, а будете 
придерживаться каких-то правил и учитывать значения 
указанных знаков? Но язык - это в основе своей - та же 
математика. Он также предназначен для кодирования и 
передачи информации, в нём также можно получать новое 
знание путём соответствующей (идущей по определённым 
правилам) переработки имеющегося старого.

8. Суть моего текста о диалектике Вы увидели в том, 
что якобы "у бытия свои законы, у мышления - свои, а 
именно - формальной логики". Конечно, это вовсе не 
суть моего текста, а лишь один из затрагиваемых в нём 
вопросов. Сутью же текста является показ того, что 
традиционная и современная диалектика покушается 
охватить собой как теорией четыре совершенно различных 
объекта, каждый из которых должен описываться 
по-своему, в рамках отдельной теории. Однако оставим 
это. Поясню Вам хотя бы ту часть, которую Вы приняли 
за суть.

Во-первых, законы формальной логики - это не совсем 
законы мышления (и об этом много написано в моём 
тексте). Тут всё гораздо хитрее. Законы логики 
распадаются на две части. На правила собственно 
мышления, связанные с устройством мозга (их я ещё 
называю природными правилами мышления). Это те четыре 
широко известных закона тождества, исключённого 
третьего, непротиворечия и достаточного основания, 
которые и называются собственно основными законами 
логики. Не придерживаясь выраженных в них правил, 
доброкачественного мышления не добьёшься - не зависимо 
от того, о чём мыслишь. Мозг должен правильно работать 
сам по себе, как специальный орган, механизм. И то, 
что означает эта правильность, выражено как раз в 
указанных законах.

Однако, помимо того, во-вторых, в состав логики входят 
и другие законы. В которых отражается уже вовсе не 
природа самого мышления как физиологического процесса, 
не устройство мозга, а "устройство", характер Мира, то 
есть некоторые всеобщие закономерности, присущие этому 
Миру, соотношениям, зависимостям и т.п. составляющих 
его вещей. Например, в Мире имеются некоторые 
закономерные соотношения общего и частного, целого и 
части, причины и следствия. Они тотально 
распространены, то есть всеобщи. И в логике они 
обобщены соответствующим образом в виде правил 
мышления, но уже совсем других, чем первые четыре. 
Это, повторяю, правила, вытекающие не из устройства 
мозга (нацеленные на обеспечение не правильной работы 
последнего), а из "устройства" познаваемых им объектов.

Для того, чтобы правильно мыслить, надо, разумеется, 
не только верно выполнять все нужные для этого 
процедуры, иметь соответствующие инструменты (понятия) 
должного качества и т.п. Тут нужно учитывать ещё и 
конкретные особенности материала, с которым работаешь, 
о котором мыслишь. Дерево нельзя обрабатывать так же, 
как металл, ибо у него своя фактура. 

Так и в нашем случае. Между причиной и следствием, 
например, имеется определённая зависимость. Мы её 
можем установить, описать, выявить в ней её 
закономерные черты и, познав всё это, в дальнейшем, 
сталкиваясь со случаями конкретных 
причинно-следственных зависимостей, смело утверждать, 
что таким зависимостям должно быть присуще то-то 
и то-то. Мы можем руководствоваться этим знанием в 
своём мышлении о каждом таком конкретном случае 
причинно-следственного отношения. То есть на деле мы 
можем обобщить это знание в виде неких законов, 
руководящих указаний, инструкций. Перечитайте 
соответствующие разделы логики: в них сплошь 
описываются именно такие закономерности соотношений 
объектов разного типа. То есть вовсе не правила 
мышления самого по себе, вытекающие из его собственной 
природы, а законы бытия, которые мыслящий должен 
знать, с которыми он должен согласовывать своё 
мышление в каждом конкретном случае, когда речь идёт о 
тех или иных типах соотношений реальных объектов. Эти 
последние законы в качестве правил мышления родственны 
всем прочим законам Мира: скажем, закону тяготения. 
Только закон тяготения не тотален (есть ведь и 
объекты, не обладающие массой), а вот закон 
причинности - всеобщ. То бишь в рамках формальной 
логики собраны именно такие законы бытия, которые 
описывают его всеобщие закономерности. Не конкретные, 
присущие только поведению определённых видов материи, 
а сугубо абстрактные. Часть и целое и их отношения - 
это такие абстракции, которые безразличны к тому, что 
конкретно выступает в роли частей и целого.

Во-вторых, мышление, как отмечалось, есть 
физиологический, то есть вполне материальный процесс. 
Это не материя, строго выражаясь, ибо материя это 
нечто, вещи, сущее, а мышление - это процесс, 
действие, то бишь не сущее, а существование, не мозг, 
а его функционирование (не беглец, а бег). Понятно,
что действующий объект надо отличать от его действия. 
Одно не может быть без другого, но при всём при том 
одно не сводимо к другому. Где есть материя, там есть 
и её действие (или движение - в Вашей терминологии), и 
наоборот, но действие (проявление) материи вовсе не 
есть сама материя. Вместе с тем, поскольку мышление - 
это процесс деятельности мозга, то есть 
физиологический, материальный процесс, то можно 
задаться вопросом: а что, разве закономерности этого 
процесса - не закономерности бытия? Тут ответить можно 
и "да", и "нет". И всё из-за неопределённости вопроса. 
Он нуждается в уточнении. Ведь закономерностями бытия 
можно назвать как вообще любые закономерности, 
обнаруживающиеся в функционировании или поведении 
конкретных материальных объектов, например, клеток, 
атомов, Солнечной системы (а также и мозга), так и 
всеобщие закономерности, присущие проявлениям материи 
вообще. В частности, тот же закон причинности. Так 
вот, если вести речь о первых четырёх законах логики, 
то есть о собственно законах мышления как 
физиологического процесса, то это, конечно, 
закономерности бытия, но в узком, не всеобщем смысле. 
Эти закономерности - такие же, как закономерности 
функционирования или поведения атома, клетки и т.п. А 
вот закономерности, обобщённые во второй части логики, 
это уже, как отмечалось, закономерности бытия в 
широком смысле (кстати, как я уже отмечал в статье, 
эти вторые всеобщие закономерности тоже вовсе не 
изменяются: изменяться может только наше знание 
о них, то есть формулировки соответствующих законов; 
тем самым, и тут диалектикам делать нечего: это не их 
профиль, как бы Вы с Энгельсом ни кричали им: "Фас!").

9. О моих четырёх реальностях, то бишь различных 
объектах, к которым без разбора их различий 
прилагается современная диалектика. По-Вашему, первые 
три из них - мышление, четвёртая - мир-бытиё. 
Рассказываю, как всё обстоит на самом деле. Первая - 
это мышление как физиологический процесс работы мозга 
со всеми его прибамбасами, то есть особыми 
закономерностями, которые на деле осознаются и 
формулируются нами в виде четырёх основных законов 
логики. Это требования к понятиям и порядку 
оперирования ими, к суждениям. При невыполнении этих 
требований мыслить становится просто невозможно, 
мыслительный процесс идёт вразнос, выдавая на-гора 
сплошные нелепости. Поломка разума рождает чудовищ. 
Ну, примерно так, как когда компьютеру даётся неверно 
сформулированная команда. Он и зависает, подлюка. 
Причём указанные требования, выдвигаемые природой 
мышления, имеются всегда и везде там, когда и где есть 
мышление (как отражения его сущностных, определяющих 
черт). Конечно, если последнего не будет, то есть если 
оно вдруг превратится каким-то образом (изменится) в 
немышление, то тогда не будет и этих правил. Но пока 
мышление есть, они - его атрибуты (и в их число входит 
запрет "текучести понятий", за которую выступает 
диалектика).

Теперь относительно возможности изменения самого 
процесса мышления, то есть, в конечном счёте, 
устройства мозга. Мозг, конечно, принципиально может 
развиваться (я уж не рассматриваю деградирующие 
изменения, ведущие к идиотизму, то есть уничтожающие 
мышление), например, в плане скорости прохождения 
сигналов, роста массы нервных клеток и числа их связей,
 ещё по каким-нибудь параметрам, хотя такое развитие и 
не отмечается наукой в последние сорок тысяч лет 
существования человека (то есть всё-таки подобное
собственное развитие мозга не заметно не только мне, 
как бы Вы ни иронизировали на счёт якобы лично моей 
ненаблюдательности в данном вопросе). Но даже если 
предположить (никак не доказанное) наличие такого 
развития мозга, то встаёт вопрос: а может ли оно 
означать отмену природных правил мышления? Тут 
возникают большие сомнения. Мышление с его правилами 
сформировано отбором и подогнано последним к характеру 
окружающего нас мира - естественно, не в частном 
плане, а в самых общих чертах последнего. Развитие 
мозга может состоять лишь в совершенствовании этой 
подогнанности, приспособленности (которая и выражается 
в порядке работы мозга), а вовсе не в её отмене. Взяв, 
подобно собаке, идущей по следу, это направление, 
человек, конечно, может двигаться по нему всё дальше, 
но никак не - свернуть в сторону. Значит, тут опять 
обнаруживается нечто неизменное - а именно, 
направление. Правила мышления, отражающие 
приспособленность мозга к исполнению мыслительной 
функции, не могут быть отброшены за ненадобностью в 
процессе совершенствования мозга. Чтобы такое 
произошло, необходимо, чтобы в корне изменился весь 
Мир в его тотальных чертах. Ну, например, чтобы совсем 
не стало никаких закономерностей, ничего устойчивого и 
т.п. (правда, при таких условиях исчезнет и само 
мышление - за ненадобностью, ибо нечего станет 
познавать). Но рассчитывать на такое не приходится. 
Поэтому можно смело утверждать, что никакое развитие 
мозга не отменит порядка его функционирования, 
природных правил мышления. В этом плане мышление 
неизменно, и с диалектикой наперевес на него наезжать 
бесполезно.

Что же касается собственно развития мозга, которое 
принципиально возможно и в истории наблюдалось у 
питекантропов и неандертальцев, то данный процесс есть 
обычный процесс развития материального объекта, то 
есть того, что у меня именуется четвёртой реальностью.

Вторая моя реальность - вовсе уже не мышление, а 
знания. Вот они-то как раз, действительно, развиваются 
как в количественном, так и в качественном смыслах. И 
у этого процесса их развития имеются свои 
закономерности. Я в своём тексте лишь подчёркивал, что 
эти закономерности развития знаний - вовсе не 
идентичны закономерностям развития реальных вещей, 
например, общества, живого организма, того же человека 
с его мозгом.

Третья реальность у меня, к которой пытаются подойти 
диалектически, - это такие атрибуты, то есть всеобщие 
черты Мира, как конечность и бесконечность, активность 
и пассивность и т.п. То есть те его черты, которые 
представляют собою пары противоположностей. Помните 
кантовские антиномии? Их, как известно, объявляют 
диалектическими противоречиями и стараются преодолеть 
диалектически. Впрочем, вернее сказать, не преодолеть, 
а якобы объяснить. Хотя "объяснение" в данном случае 
сводится просто к констатации факта, к пустой фразе: 
так есть, потому что так есть. Дескать, диалектические 
противоречия существуют, потому что в них выражается 
диалектическая природа Мира. Масло потому масло, что 
оно масляное. Если Вам подобные заклинания чего-нибудь 
объясняют, то я рад за Вашу жену: Вы, видимо, очень 
нетребовательный человек.

Четвёртая моя объектная реальность - собственно 
изменяющаяся реальность, то есть все те многочисленные 
вещи, которые населяют этот Мир, действуют и 
злодействуют, возникая и умирая, развиваясь и 
деградируя, ну и т.д. В отношении этой реальности я 
тоже подчёркиваю, что она неоднородна, как по части 
изменяющегося, так и по части самих изменений. 
Соответственно, мерить тут всё на один аршин надо с 
осторожностью, понимая, что, несмотря на то, что все 
изменения, по большому счёту, конечно, суть изменения 
и, тем самым, в чём-то сходны между собой, обладают 
общими чертами и закономерностями, но при всём при 
том, однако, по малому счёту, изменения изменениям 
рознь. Деградация, например, явно отлична от развития 
хотя бы своим направлением.

10. Относительно бесконечности нечто (то есть любой 
вещи) в плане делимости вглубь. А Вы что, всерьёз в 
этом сомневаетесь? То есть настаиваете на том, что 
имеются какие-то неделимые "атомы", первоэлементы? 
Могу напомнить, что ленинский тезис о неисчерпаемости 
электрона выдвинут как раз в контексте спора с 
физиками, проводящими свой досуг в поисках именно 
таких первочастиц. Ленин и заявил: "Дудки, не найдёте. 
Электрон неисчерпаем, то бишь бесконечно делим". Как 
понятно, на мнение Ленина я ссылаюсь лишь потому, что 
оно авторитетно для Вас, а не в связи с тем, что оно 
действительно само по себе что-нибудь значит.

Однако в данном случае Ленин прав, ибо в пользу 
бесконечной делимости материальных вещей есть весомые 
аргументы, приводить которые мне просто лень. 
Попробуйте-ка лучше сами доказать ограниченность 
делимости, то бишь наличие неделимых частиц, 
демокритовских атомов, первоэлементов.

11. Вы заявляете, что для того, чтобы составить себе 
представление о развитии Мира вообще, мне необходимо 
охватить мыслью бесконечность, а это невозможно, 
отчего я, стало быть, толкуя о таком развитии, порю 
чушь и выставляю сам себя к позорному столбу ("совсем 
позорюсь"). Однако, во-первых, мыслью, то есть 
абстрактно, а не образным представлением охватить 
бесконечность как раз вполне возможно. Например, 
математики сплошь и рядом занимаются этим, оперируя 
соответствующим символом.

Во-вторых, для приобретения знаний о развитии Мира 
вовсе нет нужды в охватывании какой-либо бесконечности 
(что Вы под этим словом разумеете, кстати сказать, я 
не понимаю, ибо разных бесконечностей много). Мы 
вполне визуально наблюдаем это развитие, например, у 
себя под боком, в нашей Вселенной, в которой за 
последние 10-15 миллиардов лет явно имело место 
развитие от элементарных частиц к молекулам, клеткам, 
организмам и далее. Более того, представление о 
развитии Мира, которое нам требуется выработать как 
учёным, вовсе не должно быть представлением о его 
конкретике. Наш специфический (то есть собственно 
научный, философский) интерес - уяснение себе не 
конкретного хода, а закономерностей этого развития. А 
такие закономерности можно установить, изучая любой 
ограниченный в пространстве и времени образчик данного 
процесса, а отнюдь не только весь мировой процесс 
целиком. Тут, как говорится, Солнце отражается в 
каждой капле.

12. Разъясняю смысл фразы: "Определённость - это 
свойство ограниченного", с которой Вы не согласны. 
Прежде всего, само слово "определённость" происходит 
от слова "предел", то есть "граница". Это уже 
настораживает, хотя ещё и мало что значит само по 
себе. Поэтому для пущей убедительности и наглядности 
обратимся к рассмотрению конкретных операций 
определения, то есть выявления определённости объектов 
и понятий.

Определить понятие - значит отличить его от других 
понятий по его содержанию, значению. Допустим, если мы 
определяем понятие "материя", то мы, безусловно, 
должны сделать это так, чтобы значение этого понятия 
не оказалось вдруг тождественно значению какого-либо 
другого понятия, например, "идея". Иначе что же это 
будет за определение материи? То бишь, повторяю, мы 
должны как-то развести, разграничить, различить все 
понятия-значения, чтобы они действительно были каждое 
самим собой, а не все - друг другом, не совершенно 
однородной кашей. Сходным образом обстоит дело и 
при определениях реальных объектов, то есть при 
составлении нами себе представлений о них. Тут также 
явно необходимо, чтобы, например, представление о 
стуле не сливалось с представлением о столе в нечто 
неразличимое. Эти представления должны быть 
разграничены, разделены, различены в нашем сознании (и 
опять же в значениях понятий "стол" и "стул"). Но 
скажите, откуда могли бы взяться все эти различения-
разграничения, если бы нам в этом плане не на что было 
бы реально опереться? Если бы отсутствовала реальная 
разграниченность, раздельность, различность объектов? 
То бишь если бы эти последние сами по себе не обладали 
некоторой определённостью, отличающей их друг от друга,
особым, отдельным существованием?. Если бы они не 
обладали такой отграничивающей их в нечто особое, 
отдельное определённостью, то мы бы их и не 
обнаруживали в качестве отдельных и особых. Они бы, 
другими словами, были бы неопределёнными, чем-то 
сливающимся с окружающим ландшафтом и незаметным для 
глаза, уха и носа. Так что любая определённость, коли 
она есть, есть тем самым и отграничение-отличение 
данного объекта от всех прочих, от всего прочего.

Относительно же Вашего указания на какое-то особое 
положение в данном плане материи, то это Вам только 
кажется. О том, что понятие "материя" так же, как и 
все прочие понятия, нуждается в отличении своего 
значения от значений других понятий, уже написано. Но 
и материя как объект тоже представляет собой нечто 
вполне отличимое от других объектов - естественно, 
нематериальных. Вы же сами настаиваете, что дух, 
сознание - это не материя. А я Вам выше указал ещё и 
на то, что процесс - тоже не материя (будь он даже 
трижды материален). Объектов, которые, существуя, не 
являются материей, вообще навалом (не всё существующее 
- сущее). И они, стало быть, как-то отличны (отличимы) 
от неё (а также и между собой) в своей определённости.

Сложнее с понятием "бог". Бог как раз по замыслу не 
может быть от чего-либо отличён и чему-то 
противопоставлен. Всё в нём и всё есть он - хоть дух, 
хоть природа. Вот такая постановка вопроса как раз 
затрудняет процедуру его определения до невозможности.

На этом позволю себе закруглиться. Просто устал.

Если Вам действительно интересна моя "Теория 
общества", то сообщите свой или любой другой адрес, по 
которому мы Вам её вышлем наложенным платежом - по 
себестоимости. Три первых вышедших тома (всего их 
будет пять) стоят примерно 150 рублей (не каждый, а 
все вместе) плюс расходы на пересылку.

Успехов. 

20-21 июня 2001 г.
 

Просмотр всех сообщений по данной теме
Полный список

Тема Автор Дата
О современном материализме Ярослав Савин 26/11/2001 19:40
Re: О современном материализме Материалисты 26/11/2001 19:43
Re: О современном материализме А.Хоцей 26/11/2001 19:48
Re: О современном материализме Ярослав Савин 26/11/2001 19:53
Re: О современном материализме А.Хоцей 26/11/2001 20:00
Re: О современном материализме Ярослав Савин 26/11/2001 20:06
Re: О современном материализме А.Хоцей 26/11/2001 20:13
Re: О современном материализме Ярослав Савин 26/11/2001 20:17
Re: О современном материализме А.Хоцей 26/11/2001 20:31
Re: О современном материализме Ярослав Савин 26/11/2001 20:36
Re: О современном материализме Ярослав Савин 26/11/2001 20:41
Re: О современном материализме А.Хоцей 26/11/2001 21:01
Re: О современном материализме Anais 27/11/2001 10:03
Re: О современном материализме А.Хоцей 30/11/2001 18:02
Re: О современном материализме Материалисты 27/11/2001 10:09
Re: О современном материализме Anais 27/11/2001 20:13
Re: О современном материализме Материалисты 27/11/2001 20:19
Re: О современном материализме Anais 27/11/2001 20:23
Re: О современном материализме Материалисты 27/11/2001 20:26
Re: О современном материализме Anais 27/11/2001 20:29
Re: О современном материализме Материалисты 27/11/2001 20:32
Re: О современном материализме Anais 27/11/2001 20:38
Re: О современном материализме Консультант материалистов 27/11/2001 20:51
Re: О современном материализме Anais 27/11/2001 21:03
Re: О современном материализме Сергей 27/11/2001 21:08
Re: О современном материализме Anais 30/11/2001 08:39
Re: О современном материализме Сергей 30/11/2001 08:42
Re: О современном материализме Сергей 30/11/2001 08:43
Re: О современном материализме Anais 30/11/2001 08:45
Re: О современном материализме Сергей 30/11/2001 17:30
Материя и сознание Ярослав Савин 01/12/2001 08:39
Re: О современном материализме Материалисты 30/11/2001 17:19
Re: О современном материализме Anais 30/11/2001 17:45
Вещь и пустота Ярослав Савин 01/12/2001 09:03
Re: Вещь и пустота А.Хоцей 24/03/2002 18:53
Re: Вещь и пустота Ярослав Савин 24/03/2002 18:59
Re: О современном материализме (материалистам) Юрий 01/12/2001 14:52
Re: О современном материализме tory 07/06/2006 22:24