Тема: Re: Продолжение видений
Автор: А.Усов
Дата: 24/03/2003 17:14
 
Уважаемый Мунир, я буду говорить "четко, по-военному", 
как требовал какой-то (забыл имя) герой Довлатова.

1. Люди выращивают хлеб не для того, чтоб обменивать
его или "распределять", но для того, чтоб не подохнуть
с голоду. Вообще, всё, что производится, производится
для того, чтоб удовлетворять потребности, хотя бы
извращённые, вымышленные, болезненные и т.п. — Разве
констатировать всё это — означает "превознести роль
потребления"? Каким образом можно делать акцент на
посредствующих звеньях деятельности (обмен,
распределение и т.п.) и игнорировать очевидную для
всех её цель? Верно, что потребление опосредуется
обменом, что любой продукт производится в первом
приближении в целях обмена и может стать (на какое-то
время) исключительно объектом обмена. Это
действительно возможно, и это называется спекуляцией.
Однако обратной стороной спекуляции является
чьё-нибудь банкротство. Поэтому, когда спекуляция
возникает в значительных масштабах, результатом
становится то, что потребности значительного числа лиц
или даже слоев населения остаются без удовлетворения.
Это давно известная закономерность: если поднимается
волна спекуляций, то в скором времени жди кризиса.
Иначе говоря, спекуляции как раз и означают дисбаланс
между общественным производством и потреблением и все
согласны, что это плохо и с этим надо бороться. Таким
образом, перекос производства и потребления не есть
норма, он есть отклонение от нормы и очень странно
строить определение экономики опираясь на то, что
подобные отклонения возможны и, более того, отвергать
такое определение, в котором содержится идея баланса
производства и потребления. Изучая любое явление мы
должны прежде всего брать нормальное состояние или
процесс развития этого явления, а не болезненные и
разрушительные отклонения от нормы.

2. Против моего определения экономики (как
деятельности, так и соответствующей науки) Вы, как я
понимаю, не имеете принципиальных возражений. Вас
смутила лишь "рациональная организация" процессов
производства и потребления. Нет, не рационализацию
производства и (или) потребления я имел в виду. Я имел
в виду простой принцип или цель всякой деятельности:
при наименьших затратах получить наибольший эффект.
Согласитесь, это нечто другое. Рационализация
производства и потребления — вопросы прежде всего
технические. Но соизмерить затраты и полезный эффект,
трудовую стоимость и потребительную — это уже вопрос
экономический.

3. Отсюда мой подход к проблеме стоимости. Вы
спрашиваете меня: почему я начинаю со стоимости? —
Потому что это самое первое, самое элементарное
экономическое понятие и явление. От всего можно
абстрагироваться: от кредита, банков, разделения
труда, государства, распределения и т.п. — без всего
этого (и многого другого) экономическая деятельность
ВОЗМОЖНА. А вот без производства и потребления она
НЕВОЗМОЖНА. Там, где люди только производят, но не
потребляют, там они рано или поздно гибнут с голоду;
там, где они только потребляют, но не производят, там
они не выходят из животного состояния (или опускаются
до него). Поэтому натуральное хозяйство — это
простейшая, элементарная модель экономической
деятельности. Собственно даже и не важно какое место
она занимает или занимала в реальности. В моем
понимании это абстрактная модель, подобная
математическим абстракциям.

4. Но производство и потребление просто как
материальные процессы еще не составляют существа
экономической системы — это материально необходимые
условия, но еще не достаточные для возникновения
экономической деятельности. (Ведь и животные
потребляют и производят). Экономическая деятельность
возникает тогда, когда процессы производства и
потребления обретают рациональный, осмысленный,
целенаправленный характер, т.е. когда человек
сознательно начинает стремиться к тому, чтоб достичь
наибольшего положительного эффекта от своей
деятельности при наименьших затратах. Отсюда
необходимость соизмерения производства и потребления,
отсюда — понятие стоимости.

5. Вы все не устаете повторять, что при натуральном
хозяйстве нет обмена, а я все жду когда Вы прозреете и
увидите. что при натуральном хозяйстве обмен ЕСТЬ. А
именно: "обмениваются" трудовые затраты — на
производимый продукт. Вы скажете, что этот обмен —
сугубо материальный процесс, продукт возникает как
физическое следствие процесса производства и т.п. —
все это так... да не так! Верно, "обмен" просто как
материальный процесс еще не является экономическим
явлением (в этом смысле "обмен", кстати, существует
так же и в животном мире), но в том-то и дело, что в
натуральном хозяйстве обмен существует НЕ ТОЛЬКО как
материальный процесс... Тот древний крестьянин,
который первым задумался: почему при неизменных
трудовых затратах он в этом году получил урожай
больший (или меньший), чем в предыдущем?; который
таким образом впервые сопоставил, сравнил затраты и
полезный эффект от своей деятельности и составил хотя
бы мысленно только "баланс прибылей и убытков" — этот
то крестьянин и стал первым "экономистом", его
деятельность обрела экономический смысл, и,
соответственно, в этот-то счастливый момент
экономическая наука ВОЗНИКЛА.

6. Даже когда мы просто на одной стороне фиксируем
издержки, а на другой — количество произведенного
продукта — то и другое в каких угодно натуральных
единицах — мы тем самым уже привносим какую-то связь
между этими величинами, ставим их в соответствие друг
к другу. Мысль об этом соответствии и есть первая
"экономическая" мысль. Если же мы на протяжении ряда
лет будем производить те или иные изменения в затратах
производства и отмечать на другой стороне эффект,
производимый этими изменениями, то мы получим уже
функцию производства и потребления, которая уже
детально позволит нам анализировать зависимость между
этими процессами. — Ясно однако, что все эти
манипуляции нуждаются в некоем "общем знаменателе",
вращаются вокруг оного. Таковым "знаменателем"
является понятие стоимости.

7. Именно полемика с материалистами и с Вами прежде
всего, вынудила меня довести понятие стоимости до
последней степени простоты и ясности, и придать ему
чуть ли не физический смысл. И вот, когда я дошел до
этого, Вы первым отказываетесь меня понимать.

В конце концов, если человек не бог из машины и не
вечный двигатель, то его производительные силы — в чем
бы они не состояли — конечны, ограничены. — Так или
нет? Если так, то я имею право обозначить этот запас
производительных сил как Е — как в физике или
математике обозначается любая конечная величина.
Далее, человек не бог и не может производить усилием
мысли, он может производить лишь затрачивая запас
своих жизненных сил. Величину этой затраты я обозначаю
как х. Наконец, у — величина, на которую восполняется
(увеличивается) Е в процесс потребления. — Вы все это
"вроде бы" понимаете и даже придумываете пример с
водой и бассейном, удовлетворительно иллюстрирующий
мою "модель". Но в конце ошарашиваете меня заявлением,
что эти мои понятия Вам не понятны и можно ли от
"рабочей силы" отнимать "трудовую стоимость" и т.д. То
есть, говоря языком Вашего же примера, Вам не понятно
как можно от 50 литров воды отнять 10 литров той же
воды?..

Вы говорите, что и рабочая сила, и затраты труда —
оценочные категории, один оценивает их так, другой
иначе. — Да оценивайте как хотите! Но я спрашиваю:
рабочая сила человека вообще существует или нет?, она
конечна или бесконечна? Если существует и конечна, то
я обозначаю ее как Е — и все мои рассуждения остаются
в силе...

Как связаны услуги почтальона с моей рабочей силой?,
какие силы повышает букет цветов? и т.д. т.п. — вот
вопросы какие Вы мне предлагаете. С одной стороны на
них не так уж трудно ответить: например, если бы цветы
ничего не повышали, а были бы безразличны людям или же
что-нибудь понижали или ухудшали, то ими никто бы и не
интересовался. С другой же стороны — все это
частности, частности, частности, которые в полной мере
Вам не осветит никакая теория, и которые не могут и не
должны быть противопоставляемы никакой теории. С таким
же успехом Вы могли бы предложить мне рассчитать по
какой траектории полетит гаечный ключ, если его
подбросить вверх. Я не смогу решить этой задачи, да и
Ньютон, думаю, не смог бы — ибо указанная траектория
определяется случайной комбинацией случайных факторов,
но это обстоятельство (беспомощность в этом вопросе
— моя и Ньютона) не ставит под сомнение законов
механики.

И уж совсем странно звучит Ваш вопрос: какие реальные
явления отражают данные понятия? — Они выражают суть,
смысл экономической деятельности. Ведь даже простейший
баланс прибылей и убытков не так прост, как кажется
тому же Совету и прочим, ему подобным. Мы не можем
сравнивать, сопоставлять белое с тяжелым, часы с
метрами и т.п., спрашивается, как же мы связываем часы
труда на одной стороне баланса — с тоннами полученного
урожая на другой его стороне? Подобное сопоставление
тогда только имело бы смысл, если на той и другой
стороне отражаются качественно однородные сущности.
Как и всегда бывает, люди научились практически
измерять как прибыли, так и убытки в одних и тех же
единицах (напр. в рублях) прежде, чем задумались ЧТО
ЭТО ТАКОЕ, что они измеряют, и почему и в каком
отношении разные вещи можно измерять одними и теми же
рублями. (Точно так же они научились измерять
протяженность прежде, чем задумались над тем что она
такое.) На практике можно и не думать что такое рубль,
так же как и что такое пространство — никто и не
ломает себе голову над этими вопросами. Но теории уже
пора на него ответить. И вот во всей экономической
литературе я не нахожу для определения стоимости
понятия более адекватного, чем рабочая (или
"жизненная") сила. Спрашивается какие же реальные
явления отражает это понятие? Иначе говоря, каков его
объективный, "физический" смысл?... Рабочий, которому
платят мизерную зарплату или не платят вовсе никакой
очень хорошо чувствует связь между своей "жизненной
силой" и рублями, которых ему вечно не хватает "на
жизнь". Какой-нибудь обожравшийся новый русский так же
хорошо чувствует эту связь, хотя его ощущения уже
совсем иного рода. Так неужели теоретики не в
состоянии выразить наконец словами эту связь? И это
просто: каждая денежная единица выражает, с одной
стороны, определенную величину трудовых затрат
(трудовую стоимость), с другой — определенный уровень
потребления (потребительную стоимость). Эти функции
она выполняет либо поочередно, когда выступает как
средство обращения, либо одновременно, когда
существует как сбережение (сокровище).

Итак существует связь между таким-то количеством
денег и таким-то количеством рабочей силы. Если эта
связь нарушается, становится слишком изменчивой, то
происходит то, что происходит на рынке, когда продавец
начинает пользоваться неправильными весами или гирями
— одни обогащаются за счет других. Если этот процесс
заходит слишком далеко, начинается обратная реакция и
если в обществе устанавливается относительное
равновесие между производством и потреблением в
большинстве секторов экономики, то это и значит, в
частности, что между денежной единицей и величиной
рабочей силы установилось определенное соответствие,
даром, что эту связь никто не устанавливал и даже
никто о ней не задумывался...

Однако, довольно, что-то я разговорился... не по
военному.
 

Просмотр всех сообщений по данной теме
Полный список

Тема Автор Дата
Как лебедю, раку и щуке понять друг друга Галиев Мунир 04/03/2003 10:29
Да бросьте, Мунир... Усов 04/03/2003 17:21
Неужели всё так уж безнадёжно? Галиев Мунир 06/03/2003 09:59
Да, впрочем, нет А.Усов 06/03/2003 20:18
Моё видение начал Галиев Мунир 07/03/2003 14:50
А вот моё видение... Усов 11/03/2003 16:27
Продолжение видений Галиев Мунир 15/03/2003 21:53
Re: Продолжение видений А.Усов 24/03/2003 17:14
Извинения Галиев Мунир 26/03/2003 16:33