Тема: К вопросу о синергетике (часть 3)
Автор: А.Хоцей
Дата: 22/08/2006 17:20
 
Здравствуйте, уважаемый Валентин. Продолжаю (хоть и с 
большой задержкой) свои размышления по поводу 
синергетики. Для Вашего удобства сразу же даю список
литературы, на которую ссылаюсь в данном и последующих 
письмах:
     
1. Глейк Д. Хаос: Создание новой науки. - СПб.: Амфора,
2001. - 398 с.

2. Гмурман В.Е. Теория вероятностей и математическая 
статистика: Учеб. пособие для вузов. - М.: Высш. шк., 
2003. - 479 с.

3. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. 
Синергетика и прогнозы будущего. 2-е изд. - М.: 
Эдиториал УРСС, 2001. - 288 с.

4. Карнап Р. Философские основания физики. Введение в 
философию науки. - М.: Едиториал УРСС, 2003. - 360 с.

5. Малинецкий Г.Г. Предисловие к кн.: Пенроуз Р. Новый 
ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики. - 
М.: Едиториал УРСС, 2005. - 400 с.

6. Огородников В.П. Познание необходимости: 
Детерминизм как принцип научного мировоззрения. - М.: 
Мысль, 1985. - 206 с.

7. Поппер К. Логика научного исследования. - М.: 
Республика, 2004. - 447 с.

8. Пригожин И. От существующего к возникающему: Время 
и сложность в физических науках. - М.: Едиториал УРСС, 
2002. - 288 с.

9. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. К 
решению парадокса времени. - М.: Эдиториал УРСС, 
2001. - 240 с.

10. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый 
диалог человека с природой. - М.: Прогресс, 1986. - 
432 с.

11. Пуанкаре А. О науке. - М.: Наука, 1990. - 736 с.

12. Рюэль Д. Случайность и хаос. - Ижевск: 
НИЦ "Регулярная и хаотическая динамика", 2001. - 192 с.

13. Чернавский Д.С. Синергетика и информация 
(динамическая теория информации). - М.: Едиториал 
УРСС, 2004. - 288 с.


Подытоживание пройденного

Итак, в предыдущем письме я попытался разобраться с 
тем, что изучает синергетика, исходя из того, что её 
объявляют теорией самоорганизации (см., например, 5, 
с. 22). Вывод получился такой: синергетика имеет своим 
объектом процесс возникновения некоей разновидности 
порядка в хаотических и, тем самым, неустойчивых 
системах. В то же время в массе своей "синергетики" не 
отличают данную дисциплину от общей теории хаоса. 
Например, Чернавский называет синергетикой науку о 
неустойчивости вообще. По его словам, "Сейчас такая 
наука зарождается. Название её ещё не устоялось, 
поэтому используют: "нелинейная динамика", "нелинейная 
термодинамика" и "синергетика". На наш взгляд,
последнее наиболее удачно, поскольку наименее понятно" 
(13, с. 215). И далее:

"Синергетика - наука о неустойчивых процессах, это 
верно и, более того - это главное" (13, с.260).

При таком широком понимании синергетика оказывается, 
естественно, вовсе не теорией самоорганизации, а чем-
то более общим. С одной стороны, сами по себе
неустойчивые, то бишь хаотические, нелинейные, не 
имеющие тенденции процессы по определению 
неупорядоченны: порядок (самоорганизация) возникает не 
в них, а в результате их протекания в чём-то ином, 
доступном упорядочению. Именно это особенное (то есть 
отнюдь не любое) "что-то" и самоорганизуется. С другой
стороны, неустойчивые процессы вполне в состоянии 
протекать и сами по себе, вне указанного "чего-то", 
соответственно, не имея результата в виде
самоорганизации последнего. Отсюда не везде, где 
налицо неустойчивые (то есть, повторяю, хаотические, 
не имеющие устойчивой тенденции в качестве их
определённости) процессы, непременно имеется и 
самоорганизация. Последняя есть рождение порядка, 
выражающегося либо в согласованности "поведений" 
элементов системы (напомню, что синергетическая 
"согласованность" есть попросту одинаковость), либо в 
появлении у этой системы пространственной,
функциональной и т.п. (Пригожин именует порядком 
неоднородности в распределении) структур, либо ещё в 
каком третьем виде; но повсеместно тут требуется 
системность, множественность элементов. 
Самоорганизовываться способны только реальные системы 
(они и представляют собой вышеупомянутые "что-то"). 
Тогда как неустойчивыми вполне могут быть и 
внесистемные процессы, то бишь не только те, которые 
происходят в системах и представляют собой процессы их 
(систем) изменений. Например, неустойчивыми 
(хаотическими) могут быть движения (траектории 
движений) единичных тел.

Усвоено? - Забудьте

Впрочем, эти тонкости различения синергетики и общей 
теории хаоса теперь становятся не важны. Ибо мы 
обращаемся к философской интерпретации содержаний
данных дисциплин, спорность которой носит вовсе не 
узкоспециальный синергетический характер. Эта спорная 
интерпретация касается содержания, общего для 
синергетики и теории хаоса, того, в чём они 
тождественны. В связи с чем нам тут необязательно 
зацикливаться только на синергетических феноменах,
а можно рассуждать в рамках теории хаоса в целом.

Какие же конкретно интерпретации положений данной 
теории вызывают сомнение?


2. ФИЛОСОФСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СИНЕРГЕТИКИ


А. О ЧЁМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ?


На что замахиваемся, ребята?


Прежде всего отмечу своё согласие с тем, что 

"Ни кибернетика, ни квантовая механика, ни синергетика 
не являются, собственно, философскими теориями или
подходами. Их философские интерпретации могут быть 
интересны и даже полезны. Однако важно отделять 
конкретные результаты от их осмысления" (3, с. 14). 

Очень верно. Конкретные результаты, то бишь некоторые 
математические выкладки, формулы и их применения при 
расчётах ряда конкретных ситуаций - это одно. А вот 
понимание данных формул, да ещё и к тому же выходящее 
на философский уровень, - это совсем другое. В 
последнем случае, например, желательно бы постараться 
избежать излишнего обобщения. Соблазн коего тут весьма 
велик. Ведь философия нацелена на обнаружение 
всеобщего. И всякая новая интерпретация чего-либо, 
заслуживающая звания философской, по определению 
обязана замахиваться на старое понимание каких-то 
фундаментальных свойств сущего. Благодаря чему 
философски интерпретируемые формулы нередко 
рассматриваются как применимые во всех вообще 
ситуациях, как описывающие всеобщие свойства ситуаций.

Вот и авторы приведённой вроде бы предостерегающей 
цитаты, далее продолжают: "результаты нелинейной 
динамики, касающиеся принципиальных ограничений в 
области прогноза, весьма существенно меняют 
мировоззрение и картину мира" (3, с.14). То бишь ни 
больше, ни меньше, как наши представления о сущем, о 
его природе (сущности сущего), о присущих ему 
закономерностях бытия (о законах существования вообще).


Дальнейшая конкретизация: аспект


Однако общая картина мира - штука очень многообразная, 
многогранная, многоплановая. Изменить её всю разом не 
под силу ни одной частной естественнонаучной теории. 
Поэтому встаёт вопрос: в каких же именно аспектах
"результаты нелинейной динамики" изменяют 
вышеуказанные представления ("картину мира")? На это 
даётся следующее уточнение: нелинейная динамика
"глубоко меняет... естественнонаучную парадигму, 
взгляд на случайность и детерминизм, на хаос и 
порядок, на возможность прогноза поведения сложных
систем" (3, с. 15). За всё сразу хвататься не будем, - 
вычленим пока первое. Согласно которому, синергетика 
требует-де изменения взгляда на случайность и
детерминизм.


Проблема связи


Обращаю внимание, что в приведённой цитате данные 
феномены перечисляются не через запятую, а парно, в 
паре, что наводит на подозрение, что и мыслятся они не 
по отдельности, не как автономные, а как как-то 
связанные (соотносящиеся) между собой явления (как 
понятно, термины "связь", "отношение" и "соотношение"
имеют различные значения, но я не хочу здесь 
углубляться ещё и в этот вопрос и потому буду ниже 
пользоваться ими наобум, почти как синонимами).
Соответственно, прежде чем браться выяснять, в чём 
заключается вышеупомянутое изменение взгляда на 
случайность и детерминизм, полезно для начала 
установить, как они могут быть связаны между собой. 
Ведь искомое изменение взгляда в данной ситуации 
(при "парном", "связанном" мышлении категорий) может 
быть изменением взгляда именно на характер этой связи, 
а не непосредственно на сущности самих детерминизма и 
случайности, хотя одно без другого (то бишь изменение 
взгляда на сущности без изменения взгляда на связь 
сущностей, и наоборот) в некотором смысле (см. ниже) 
невозможно.

Поясняю. Авторы цитаты употребляют категории 
"случайность" и "детерминизм" (равно как и "порядок" 
и "хаос"), используя соединительный союз "и". Если бы
они перечисляли их через запятую, то это дало бы 
понять, что данные категории (и стоящие за ними 
феномены-денотаты) мыслятся ими (авторами), как
самостоятельные, автономные друг к другу. В таком 
случае изменение взгляда на них было бы (могло бы 
быть) только изменением понимания данных феноменов,
взятых каждый сам по себе. То есть изменением 
понимания их определённостей, сущностей, того, что они 
собой конкретно представляют. Однако применённая
конструкция (попарное разбиение) вводит новый 
смысловой аспект - намекает на связанность этих 
категорий (их денотатов). Что заставляет учитывать ещё 
и такое понимание провозглашённого изменения взгляда, 
что оно является изменением взгляда на характер этой 
связи, изменением представления о её (этой связи) 
сущности. И, как мы увидим ниже, "синергетики" 
тяготеют, скорее, именно к данному варианту. В связи с 
чем и я тут вынужден рассуждать наперекосяк. Ставя 
телегу впереди лошади. При нормальном подходе к делу я 
должен был бы сначала выяснить, что представляют собой 
случайность и детерминизм, взятые по отдельности, сами 
по себе, и лишь после этого разбираться с их взаимными
отношениями. Но я пока занимаюсь не самостоятельным 
анализом проблемы, а лишь прояснением характера того 
изменения во взгляде на случайность и детерминизм,
о необходимости которого так много говорят большевики 
(простите, "синергетики"). А это изменение главным 
образом сводится у них к изменению в понимании 
соотношения случайности и детерминизма.

Так что давайте прежде всего поднимем проблему связи 
этих феноменов. Причём, естественно, для начала - в 
самом общем виде. Выясним, какие тут могут быть 
варианты вообще. Ведь мы же не знаем ещё, что это 
такое - случайность и детерминизм. Но зато знаем, что 
это некие феномены, предположительно связанные друг с 
другом. Вот и займёмся анализом того, как вообще могут 
быть связаны между собой любые феномены. Чтобы потом 
(со временем) попытаться разложить по получившимся 
полочкам случайность и детерминизм или хотя бы (в 
ближайшем будущем), чтобы посмотреть (уже со знанием 
дела), как их там раскладывают "синергетики".


Два класса связей (соотношений)


Итак, случайность и детерминизм суть некие феномены, 
которые мы обнаруживаем в окружающей нас реальности, а 
слова "случайность" и "детерминизм" суть наши 
обозначения (имена) этих феноменов (дефиниции этих
слов - описания наших представлений о сущностях данных 
феноменов). Феномены могут быть связаны (соотноситься) 
друг с другом самым различным образом, но нам полезно 
различить только два класса связей: а) связь по 
сходству-отличию; б) все прочие соотношения и связи. 
Первое соотношение, с одной стороны, реально (сходства 
и отличия объектов обнаруживаются нами объективно - как
некие одинаковые и нет признаки, присущие объектам 
самим по себе), но с другой - формально (то, что один 
объект сходен с другим, отнюдь не означает, что они
как-то связаны между собой на деле, например: 
взаимодействуют, состоят один из другого, соотносятся 
как порождённое и породившее и т.п., то есть находятся
между собой в каком-то ином, помимо чисто внешнего 
сходства, реальном отношении; равным образом, 
непохожесть объектов не отрицает наличия такой
практической их связи). Связи же и отношения класса 
"б" как раз суть реальные (практические) связи и 
отношения (то есть я фактически различил данные два
класса связей-отношений по признаку их 
формальности-неформальности).

В мире слов (понятий) на основе сходств строятся так 
называемые классификационные системы, в рамках которых 
"разноэтажные" слова соотносятся как общие и частные 
понятия (определения первых представляют собой 
обобщения, сокращения определений вторых). Пример 
общего понятия: "животное", примеры частных: "собака", 
"кошка", "человек". Тут всегда можно сказать: "собака
(кошка, человек) есть животное". В связи с этим 
формальную связь можно иначе называть 
классификационной, иерархической.

На основе реальных взаимоотношений и связей строятся 
(в том же мире слов) смысловые (семантические) системы.
Слова тут соотносятся так же, как и обозначаемые ими 
объекты, служат для описания отношений последних. 
Примеры: "Хвост есть часть собаки" (а не собака). 
"Поводок предназначен для удержания собаки". "Собака - 
друг человека". И т.п.

Кроме того, важно отметить, что обращение к 
сходствам-отличиям (к общим и отличительным признакам) 
сопряжено с выявлением определённостей, сущностей
феноменов, того, что они собой представляют. Поэтому 
изменения в понимании формальной связи феноменов 
всегда есть одновременно и изменение в понимании
их сущностей: именно тут одно не бывает без другого. 
Выявление же реальных отношений феноменов есть 
выявление сущностей (характеров) лишь самих этих
отношений, но не того, что соотносится. Поэтому 
изменения в понимании отношений феноменов могут 
происходить без изменений в понимании сущностей
(определённостей) этих феноменов. В первом случае 
нельзя изменить понимания отношения Х и У, не изменив 
одновременно понимания того, что есть Х и что есть
У. И наоборот: при изменении понимания сущностей Х 
и/или У нельзя не изменить и понимания отношения между 
ними. Во втором же случае понимание характера
отношения Х и У и понимание того, что эти Х и У собой 
представляют, во многом автономны: изменение в 
понимании одного совсем не обязательно должно
сопровождаться изменением в понимании другого.

Другими словами, перемена взгляда на случайность и 
детерминизм может состоять: а) либо в изменении 
представлений о том, что есть случайность и/или
детерминизм, и в соответствующем изменении взгляда на 
соотношение их понятий; б) либо в изменении 
представления о каком-то практическом соотношении
("взаимодействии") этих феноменов в реальном бытии; в 
этом случае изменение представлений об их сущностях не 
обязательно (хотя и не запрещается).

Но двинемся дальше.


Два типа формальных связей


Формальная (по сходству-отличию) связь между 
феноменами может быть двух видов:

1) частичное сходство, то есть тождество по некоторому 
признаку (совокупности признаков). Частичность 
сходства, как понятно, требуется для возможности 
отношения. Для последнего необходимо хоть какое-то 
отличие - хотя бы в местоположении или моменте бытия, -
 иначе налицо будет абсолютно тот же самый объект и не 
будет никакого соотношения - даже по параметру 
времени. Х и У должны как-то отличаться друг от друга, 
чтобы мы могли идентифицировать их как два объекта, 
соотносящиеся друг с другом так, что они в той или иной
(какой угодно, кроме абсолютного тождества, 
уничтожающего их двойственность) степени сходны.

2) Полярное (взаимоисключающее) отличие. Иные феномены 
связаны друг с другом так, что представляют собой 
взаимные отрицания, обладают тотально противоположными 
признаками. Наличие одного тут предполагает отсутствие
другого (в принципе, а не просто в один и тот же 
момент в одном и том же месте). Естественно, таковыми 
феноменами являются не вещи и их колонии (оставим в 
покое аннигиляцию, ведь речь идёт не о реальном 
взаимодействии, а о формальном соотношении: вещество и 
антивещество - термины "материя" и "антиматерия" тут 
ошибочны - различаются лишь зарядом, по ряду других 
свойств они сходны), а, так сказать, метареальности - 
свойства (конечное и бесконечное), действия (притяжение
и отталкивание) и пр. Наши случайность и детерминизм 
тоже суть такие метареальности, а вовсе не вещи, не 
материя, не сущее как таковое, поэтому они могут быть 
представлены полярными (например, в тезисе: "В Мире 
господствует либо случайность, либо детерминизм").

Этим исчерпываются все случаи, в которых возможна 
какая-то формальная связь между феноменами. Тут мыслимы
ещё ситуации полного сходства и неполярного отличия, 
но в случае нечастичного (полного) сходства, как 
сказано, мы имеем тот же самый (во всех смыслах) 
объект, отчего нечему быть связанным. В случае же 
простого (неполярного) отличия феномены индифферентны 
друг к другу; тут тоже нет никакой их формальной (хотя 
бы логической) связи.

                  
"Сразу мысль: А как народ?"


Сразу примерим это знание к случайности и детерминизму 
(и обозначающим их словам). Как они соотносятся в 
указанном смысле? Какие тут вообще возможны варианты? 
Можно насчитать четыре их типа: 

1) Это одно и то же (слова "случайность" и 
"детерминизм" являются синонимами).

2) Случайность есть разновидность детерминизма 
(слово "детерминизм" - общее, а слово "случайность" - 
частное). Или наоборот.

3) Случайность и детерминизм отрицают друг друга, их 
сущности полярны (определения соответствующих слов 
противоположны).

4) Случайность и детерминизм - посторонние друг другу 
феномены (дефиниции данных слов, если и пересекаются, 
то главным образом лишь семантически, а вовсе не так, 
чтобы одна из них была сокращением-обобщением другой). 
Конечно, это не означает, что данные феномены ни в чём 
абсолютно не сходны: такого просто не бывает; они 
сходны хотя бы в том, что оба являются феноменами,
принадлежат к общему классу феноменов. Но это уже 
такое сходство, которое вовсе не означает их прямой 
формальной связи. Чистая формальная связь - связь
рода и вида (выражающаяся в принадлежности второго к 
первому). А в рассматриваемом случае налицо соотношение
двух видов одного рода (элементов класса). В данном 
варианте формальные отношения случайности и 
детерминизма мыслятся как отношения двух видов одного 
рода, двух членов одного класса. А не как отношения 
элемента и класса. Подобным образом соотносятся виды 
кошек и собак, принадлежащие к одному роду животных. 
Или даже, может быть, их можно уподобить соотношению 
вида кошек и подвида вида собак - болонок (породы).
Это, конечно, тоже в какой-то степени формальное 
соотношение, но уже не непосредственное, а косвенное. 
Связь через что-то, связь с этим чем-то, а не друг с 
другом. Если Х и У оба связаны с чем-то одним, то это 
не значит, что они связаны между собой. То есть это не 
связь в форме принадлежности одного к другому (каковой 
является связь вида и рода), или отрицания одного 
другим. Данная связь тут отсутствует, а именно она и 
является собственно формальной связью.

Варианты 2 и 3, таким образом, суть случаи наличия 
формальной связи феноменов, вариант 1 - случай 
отсутствия такой связи по определению, а вариант 4 - 
случай, когда эта связь отсутствует в адекватной 
форме, когда феномены (и их понятия) автономны друг к 
другу, когда их сходство в чём-то незначимо для их 
конкретных сущностей, которые нас интересуют.

Какой же из этих вариантов проходит у нас? Как 
соотносятся феномены случайности и детерминизма? 
"Синергетики", в основном, склоняются к варианту 3. 
Так, противоположность детерминизма и случая отмечает 
Пригожин (8, с.188). Противопоставление случайности и 
детерминизма вообще в ходу. Их часто мыслят полярными 
сущностями. И для этого, как мы увидим ниже, имеются 
некоторые основания: дефиниции терминов "детерминизм" 
и "случайность", действительно, кое в чём 
противоположны. Примерно так, как полярны, 
взаимоотрицательны понятия "конечное" и "бесконечное". 
Однако в нашем случае требуются некоторые уточнения. 
Понятия "детерминизм" и "случайность", во-первых, 
соотносятся всё-таки не совсем так, как понятия 
"конечное" и "бесконечное". Они не являются впрямую 
отрицаниями друг друга. Такими отрицаниями тут 
являются пары "детерминизм-индетерминизм" и 
"случайность-неслучайность (детерминированность)". Ибо 
понятием "детерминизм" обозначается некое учение
(с его определённым содержанием, тезисами), а термином 
"случайность" мы называем, характеризуя, конкретное 
явление (событие). Учению детерминизма может 
противостоять (содержательно, по смыслу своих 
утверждений) лишь учение о случайности, но не 
конкретное случайное событие, как таковое. Последнее
может отрицать детерминизм только в том случае, если 
данное учение отрицает существование случайных 
явлений. То есть при определённом его (этого учения)
содержании. Но тут уже налицо соотношение теории и 
практики, а не двух понятий. Реальная, а не формальная 
связь (то есть, скорее, вариант 4).

Во-вторых же, даже наличие прямого взаимоотрицания 
понятий не означает взаимоотрицания существований 
обозначаемых ими феноменов. Во всяком случае, тогда, 
когда данные понятия обозначают метареальности. Это 
только сущее, конкретные вещи и их отрицания (причём 
любого толка - хоть с приставкой "не", хоть "анти") не 
могут существовать одновременно в одних и тех же 
местах. А иные метареальности - за милую душу (и в 
виде "не", и в виде "анти"). Взять те же термины 
"конечное" и "бесконечное". Как термины, они, конечно, 
полярны (содержания их отрицают друг друга). Но в Мире 
равно присутствуют и конечность (конечное), и 
бесконечность (бесконечное). Они не состыкуются, 
отрицают друг друга лишь в одном и том же смысле, 
взятые в одной плоскости. Но не абсолютно, не в плане 
своего существования вообще. Любое сущее (вещь) в 
одном смысле конечно, а в другом бесконечно. И даже не 
могло бы вообще существовать, если бы не обладало 
одновременно как той, так и другой характеристикой 
(атрибутом). Так, может, и детерминированность с 
недетерминированностью (случайностью) (как тоже 
метареальности) соотносятся сходным образом? То бишь, 
отрицая друг друга формально (как понятия), тем не 
менее, не препятствуют совместному бытию в Мире как 
детерминированных, так и случайных событий (а то и 
выступают дополняющими друг друга характеристиками 
одних и тех же событий: всякое из них в одной плоскости
рассмотрения случайно, а в другой - детерминировано).

Впрочем, подробно разбираться с этим мы будем ниже. 
Пока же вернёмся к формальной связи детерминизма и 
случайности. Как сказано, "синергетики", не вникая 
глубоко в суть дела, полагают соответствующие термины 
полярными (и даже, хуже того, наивно отождествляют 
данную полярность с реальным взаимоотрицанием денотатов
этих слов: дескать, в Мире существует (вариант:
господствует) либо детерминизм, либо случайность). При 
таком понимании интересующая нас здесь смена взгляда 
должна бы состоять в отказе от варианта 3 в пользу 
вариантов 1, 2, 4. Но практически никто, естественно, 
ревизии варианта 3 не провозглашает: это происходит от 
того, что искомая нами перемена взгляда есть у 
"синергетиков" вовсе не перемена взгляда на характер 
формальной связи случайности и детерминизма, а, как мы 
увидим ниже, лишь перемена взгляда на характер их 
реальных отношений (в вышеупомянутом противопоставлении
по типу "либо-либо" - в плане существования или хотя 
бы господства в Мире).

Правда, Чернавский пишет, что вследствие введения 
неустойчивости становится-де необходимой "Ревизия 
понятия причины. Именно благодаря неустойчивости 
"причиной" может стать Его Величество Случай" (13, 
с. 214). То есть, буквально, случай объявляется 
разновидностью причины. Причины, мол, бывают разных 
видов, одним из которых является случай. Это позиция 
варианта 2, и принятие её есть как раз переход к 
варианту 2 от какого-то другого, скорее всего, от 
варианта 3. Однако настораживает то, что автор взял 
слово "причина" в кавычки, как бы намекая на 
метафористичность данного своего высказывания. Дескать,
не понимайте сказанное буквально. В связи с чем я 
сомневаюсь в том, что он реально (сознательно, со 
знанием сути дела) отстаивает вариант 2 и,
соответственно, отвергает вариант 3.

В этой фразе Чернавского я нашёл единственное указание 
на такое понимание искомого нами "изменения взгляда на 
случайность и детерминизм", при котором оно, хотя бы 
намёком, но предстаёт изменением в понимании характера 
формальной связи данных феноменов (нерасторжимо 
связанном, как отмечалось, с изменением понимания их 
сущностей, того, что они собой представляют). Всё 
прочее сводится к изменению в понимании лишь их (то 
бишь на деле - денотатов данных терминов) реальных 
отношений-соотношений (понимание их сущностей при этом 
не затрагивается - за ненадобностью). То есть 
"синергетики" мыслят своё "изменение взгляда" вовсе не 
как изменение в понимании того, что такое случайность 
и/или детерминизм (отчего они могут представлять их 
себе как угодно) и, соответственно, не как изменение в 
понимании характера их формальной связи, а как 
изменение в понимании их практических отношений.
Представления о сущностях случайности и детерминизма 
при этом остаются фактически неизменными (и, в 
основном, полярными). На них никто не посягает
(хотя тут-то и следовало бы больше всего поработать 
головой). Но вот то, как соотносятся между собой эти 
феномены в реальной жизни, понимается как-то
по-другому, чем прежде. То есть имеет место покушение 
лишь на некое якобы традиционное понимание характера 
"внешних" по отношению к сущностям феноменов их связей 
(и именно связей, отчего закономерно парное упоминание 
данных феноменов). На что же тут покушаются? Как 
именно изменился у "синергетиков" взгляд на реальные 
соотношения случайности и детерминизма (взятых, ещё раз
отмечу, тем самым, уже как реальные явления, как 
денотаты, а не дефиниции соответствующих понятий)?


К чему сводится "изменение взгляда"


Чтобы разобраться в этом, прежде всего надо понять, о 
каком типе отношений идёт речь. Ведь типов реальных 
отношений очень много. Отношения части и целого, 
элемента и системы, структуры и количества, качества и 
количества, порождающего и порождаемого, породившего и 
порождённого и т.п. - конца и края этому перечислению 
нет. В том числе, есть, скажем, и такое соотношение: по
степени значимости. Что-то значимо, а что-то нет. Что-
то играет выдающуюся, главную роль, а что-то - на 
подхвате. Вот так как раз и понимаются отношения
случайности и детерминизма многими "синергетиками". 
Как соотношения "веса" данных феноменов в управлении 
процессами реального мира. Искомая перемена взгляда 
при этом толкуется так, что раньше, мол, мы полагали, 
что миром правит закономерность, что в нём сплошь 
господствует детерминизм, а вот теперь-де синергетика 
научила нас тому, что случайность тоже важна. Варианты 
тут располагаются, естественно, согласно степени 
значимости, приписываемой случайности. От скромного: 
"Дайте и ей место в Мире, пусть хоть немного
покомандует" до грозного: "Долой детерминизм: Миром 
правит случай".

В последней редакции, кстати, подход от значимости 
зримо перекликается с вариантом 3. Хотя там, где 
значение случайности или детерминизма не
абсолютизируется (с вытеснением соперника за пределы 
Мира, с отказом ему в праве на существование), этой 
переклички нет. Признаётся, что имеется, играет
роль и то, и другое, но что-то меньшую, что-то большую.

Впрочем, сказать просто, что что-то играет большую, а 
что-то меньшую роль, - значит, ничего не сказать. Тут 
необходимо конкретизировать: что это за роль, что 
значит "большая", а что "меньшая значимость"? И при 
этом обратиться к каким-то критериям оценки. Типа: 
детерминизм работает в большем числе ситуаций (более 
распространён, чаще встречается). Или: случайность 
управляет более важными (опять же - в каком смысле 
"важными"?) явлениями. И здесь неминуем становится 
выход на какое-то различение-разделение ситуаций и
явлений. Поэтому дальнейшим (конкретизирующим) 
развитием подхода от значимости выступает разведение 
случайности и детерминизма по сферам дееспособности. 
При этом обычно мир делится на две части: управляемую 
детерминистически и управляемую случайностью. Вариант 
такого решения, как известно, даёт нам квантовая 
механика: дескать, в макромире действителен 
детерминизм, а вот в микромире природа даёт ему по 
рогам: там царствует случай. Подобное мы имеем и в 
синергетике. Только здесь Мир делится надвое иначе. 
Возьмём для примера и наглядности взгляды Пригожина. 
Вот что он пишет.

"Детерминизм, долгое время казавшийся символом 
научного познания, в настоящее время сведён до 
положения свойства, справедливого только в ограниченном
круге ситуаций" (9, с.85). 

То бишь в каких-то ситуациях он работает, а в каких-то 
нет: там работает случайность. Всё это, взятое в общем
виде, ещё ничем не отличается от тезиса квантовой 
механики. Где же отличия? Их два и они заключаются в 
конкретных ответах на вопросы "Почему так?" и "Что это
за ситуации такие?"

Во-первых, причиной указанного ситуационного 
ограничения дееспособности детерминизма синергетика 
объявляет нечто иное, чем квантовая механика.

"Возникновение хаоса на микроскопическом динамическом 
уровне имеет далеко идущие последствия. Именно оно 
является основной причиной, по которой нам приходится 
отказаться от традиционного описания на основе 
детерминизма и перейти к вероятностному (в коем якобы 
доминирует случай - А.Х.) описанию" (9, с.85-86). 

То есть у Пригожина во всём виноват хаос, его 
особенности.

Во-вторых, характер ситуаций, в которых работает или 
не работает (уступая место случаю) детерминизм 
Пригожин тоже понимает иначе. Он различает эти
ситуации уже не по линии "микромир-макромир", а по 
линии "бытие-становление", то бишь считает детерминизм 
работающим лишь в стабильных, повторяющихся ситуациях, 
в процессах, в которых не возникает ничего нового; 
случайность же он объявляет ответственной за 
возникновение именно нового. Пригожин полагает, что 
детерминистическая наука - наука о бытии, а предмет 
синергетики - становление (возникновение нового). 
Прежде-де в познании (в качестве его объекта) имелось 
"превалирование бытия над становлением" (9, с. 222) и 
потому господствовали детерминистические 
представления. Но теория хаоса ввела в оборот новый 
предмет исследования - становление принципиально 
нового (ту же "спонтанную" самоорганизацию хаотических 
систем), в каковом становлении решающая роль 
принадлежит уже случайности. С этой сменой объекта 
исследования "Мы подошли к "концу науки" (старой, 
чисто детерминистической науки - А.Х.), к концу 
представления о классической рациональности, 
связывающей понимание с открытием детерминистических 
законов, открытием бытия за рамками (то есть при
неучёте, исключении - А.Х.) становления" (9, с. 215).

Резюмирую: в этой версии стабильное (неизменное по 
большому счёту, то бишь выражающееся только в, так 
сказать, одноплоскостных изменениях) бытие (которое 
Пригожин именует иначе "существующим") управляется 
детерминистически, а вот такие явления, как 
становления принципиально нового, того, чего прежде не 
было (которое Пригожин именует иначе "возникающим"), - 
случайностью. И к последнему причастен-де хаос: новое 
появляется благодаря его потенциалу, выковывается в 
его горниле. Таким образом, искомое "изменение взгляда 
на случайность и детерминизм", провозглашаемое 
синергетикой, состоит тут в нахождении для случайности 
особой ниши в числе явлений Мира. (Подчёркиваю: это 
именно "натуральная" ниша, "натуральное" разведение 
случайности и детерминизма, при котором первая 
объявляется атрибутом одних событий, а второй - 
других: есть-де чисто случайные процессы и есть чисто
детерминированные, и это совершенно разные, отдельные 
друг от друга процессы. Тут имеет место вовсе не такое 
разведение, при котором случайность и детерминизм 
(правильнее всё-таки говорить "детерминированность") 
объявляются атрибутами одних и тех же событий 
(процессов), просто рассматриваемых в разных 
плоскостях. Дополнительность случайности и 
детерминизма у Пригожина - это не дополнительность 
атрибутов единого (одного и того же), а чисто
натуральная дополнительность - самих "частей" Мира, 
самого существования, "состоящего" из различных 
отдельных процессов: это дополнительность данных
процессов).

Впрочем, эта более-менее ясная концепция у данного 
учёного не единственная. Точнее, она единственная 
более-менее ясная, но одной ей Пригожин не
удовлетворяется. Он, например, ищет ещё и какую-то 

"узкую тропинку, затерявшуюся где-то между двумя 
концепциями, каждая из которых приводит к отчуждению: 
концепцией мира, управляемого законами, не 
оставляющими места для новации и созидания (Пригожин 
почему-то считает, что там, где законы, не может
возникнуть ничего нового; это ошибочное убеждение 
проистекает из того, что все законы учёный 
отождествляет с и даже считает практически сводящимися 
к законам движения (динамики), которые действительно 
не имеют никакого потенциала в плане рождения нового; 
все прочие закономерности он не принимает в расчёт -
А.Х.), и концепцией абсурдного, акаузального (то бишь 
управляемого случайностью; обратите внимание, что 
случайность тут отождествляется с акаузальностью, 
беспричинностью - А.Х.) мира, в котором ничего нельзя 
понять" (9, с.223). 

В данном высказывании Пригожин уже не просто разводит 
случайность и детерминизм по разным рингам, разным 
сферам действия, а объявляет верной дорогой, по 
которой надо идти товарищам, некое гипотетическое 
единое компромиссное учение, преодолевающее крайности 
противоположных подходов. Не разные ситуации - у 
каждого своя, а единое решение для любой ситуации, в
содержании которого случайность как-то должна быть 
примирена с детерминизмом. Пригожин ищет нечто 
"промежуточное между двумя противоположными (вспомним
вариант 3 - А.Х.) картинами - детерминистическим миром 
и произвольным миром чистых (от "грязи" причин - А.Х.) 
событий. Реальный мир (в целом, в каждой его ситуации, 
а не поситуативно - А.Х.) управляется не 
детерминистическими законами, равно как и не абсолютной
случайностью" (9, с.224). Это, конечно, замах на 
что-то новенькое (относительно "ситуативной" 
концепции). Однако дальнейшие разъяснения показывают, 
что удар идёт в молоко. "В промежуточном описании 
(компромиссной концепции - А.Х.) физические законы 
приводят к новой форме познаваемости, выражаемой 
несводимыми вероятностными представлениями (то есть 
всё к той же теории вероятности с её "основой" в виде 
случайности - А.Х.). Ассоциируемые теперь с 
неустойчивостью (то есть отныне вероятность, в отличие 
якобы от прежних своих источников, проистекает из 
хаоса; ниже будет видно, что она всегда была связана с 
хаосом: это просто плохо понимали - А.Х.), будь то 
неустойчивость на микроскопическом или на 
макроскопическом уровнях, несводимые вероятностные 
представления оперируют с возможностью событий, но не 
сводят реальное индивидуальное событие к выводимому,
предсказуемому следствию" (9, с. 224). Ничего нового, 
что бы не было характерно для обычной теории 
вероятности (и денотата данной теории), тут нет.
И нет также никакой "промежуточности" между 
детерминизмом и случайностью: в общем мнении 
вероятностный подход есть случайностный 
(антидетерминистический) подход (несмотря на то, что в 
теории вероятности тоже имеются свои законы, благодаря 
наличию которых и становится возможным статистическое 
предсказание). Замена (в особенности, полная, во всех 
ситуациях) традиционного подхода вероятностным 
(впрочем, тоже давно традиционным) есть простая замена
детерминизма случайностью (повторяю, в 
распространённом мнении) в качестве управляющей Миром 
сущности.

Так что Пригожин предлагает нам два варианта 
"изменения взгляда на случайность и детерминизм". 
Первый - поситуативное разведение этих феноменов,
выделение каждому сверчку по шестку (это как раз 
вариант: "Дайте и случайности над кем-нибудь 
покомандовать"). Второй - обычная вульгарная "смена 
караула", постановка на пост (постамент) вместо 
детерминизма - случайности (то бишь вариант: "Долой 
детерминизм! Даёшь случай!"). (Я подозреваю, что эти
колебания у него обусловлены тем, что одно дело - 
провозгласить, что случайность-де управляет 
возникновением нового, а детерминизм - обычным бытием, 
и совсем другое - конкретно отделить указанное 
возникновение нового от процесса обычного бытия. Вряд 
ли это возможно. Тем более, что и новое-то у
Пригожина и всех синергетиков при их узком понимании 
самоорганизации - весьма сомнительного свойства: по 
части своей новизны).

Никаких других пониманий "перемены взгляда", 
выраженных, так сказать, открытым текстом, в 
отрефлексированном виде, я, к сожалению, больше не
обнаружил. Это, конечно, не означает, что всё сводится 
только к этому, что в конкретном изложении концепций 
"синергетиков" не кроется что-то ещё, но для того, 
чтобы выяснить сие, необходимо уже обратиться 
непосредственно к анализу данных концепций. Однако 
этим я займусь в последнюю очередь, ибо для того,
чтобы грамотно провести такой анализ, а также и для 
того, чтобы оценить оправданность вышеописанных уже 
предложенных "перемен взгляда", следует прежде понять 
предметы разговора, то бишь всё-таки то, что 
представляют собою феномены случайности и детерминизма.
И задачка эта, доложу Вам, не из лёгких.
 

Просмотр всех сообщений по данной теме
Полный список

Тема Автор Дата
К вопросу о синергетике (часть 1) А.Хоцей 02/05/2006 17:47
К вопросу о синергетике (часть 2) А.Хоцей 03/05/2006 20:54
К вопросу о синергетике (часть 3) А.Хоцей 22/08/2006 17:20
Re: К вопросу о синергетике (часть 3) Валентин Кононов 27/08/2006 23:59
К вопросу о синергетике (часть 4) А.Хоцей 29/08/2006 15:24
Re: К вопросу о синергетике (часть 5) А.Хоцей 29/08/2006 15:27
Re: К вопросу о синергетике (часть 6) А.Хоцей 18/09/2006 17:27
Re: К вопросу о синергетике (часть 6) Валентин Кононов 25/09/2006 23:47
Re: К вопросу о синергетике (часть 7) А.Хоцей 03/10/2006 14:56
К вопросу о синергетике (часть 8) А.Хоцей 17/10/2006 15:44