Тема: Теория Усова - но стоимости ли?
Автор: Галиев Мунир
Дата: 24/12/2002 15:44
 
Уважаемый Александр, Вы будите во мне уснувшего было 
зверя. А в озверелом состоянии я грозен - прячусь в 
норку и пищу оттуда тоненьким голоском. Такой уж у 
меня характер: не могу не выплеснуть свою природную 
злость на перчатке, мне брошенной. К барьеру! И 
подальше, подальше от меня. 
   
Ну, ладно - это присказка. А сказки не будет. Будет, 
похоже, долгий и нудный спор всё о том же: что 
подразумевал Маркс в своих высказываниях о стоимости и 
как их интерпретирует Александр Усов. (Очень хотел бы 
выражаться так же деликатно и красиво, как Антон 
Совет. Мне его лесть понравилась. Слаб человек. Но не 
получается, заранее прошу пардону).

Итак, претензии А.Усова к Марксу проистекают из того, 
что первый не понимает, как это такой вроде бы умный 
парень Карл выбрасывает из своего анализа не мусор 
какой-нибудь, а само её величество 'ПОТРЕБИТЕЛЬНУЮ 
СТОИМОСТЬ' (правильнее, видимо, было бы назвать данное 
свойство 'ценностью' - чтобы оно не путалось с меновой 
стоимостью).    
     
'Итак, Маркс берёт товар, отвлекается от его 
потребительной стоимости и приходит к понятию трудовой 
стоимости. Эта-то последняя и является, по Марксу, 
подлинным фундаментом обмена и вообще всех 
экономических процессов.
 
Кажется, всё ясно? Нет! Нет, так как в самом конце 
первой главы Маркс отпускает два предложения, которые 
взрывают все его предыдущие рассуждения. Вот они, эти 
два предложения:
 
"... вещь не может быть стоимостью, не будучи 
предметом потребления. Если она бесполезна, то и 
затраченный на нее труд бесполезен, не считается за 
труд и потому не образует никакой стоимости'. (стр. 49)

Итак, сначала Маркс прикладывает все силы, чтоб 
освободиться от потребительной стоимости; ему вроде бы 
это удается и он приходит к понятию трудовой 
стоимости. И вот теперь, когда уже надо бы поставить 
последнюю точку, мы вдруг узнаём, что труд не является 
субстанцией стоимости, сам по себе не создаёт 
стоимости, и мы даже не можем сказать, что количество 
труда ОПРЕДЕЛЯЕТ величину стоимости. И то, и другое, и 
третье мы можем утверждать лишь в том случае, если 
труд направлен на удовлетворение потребности, то бишь 
если создаёт ПОТРЕБИТЕЛЬНУЮ СТОИМОСТЬ. Следовательно, 
не труд сам по себе, как бы он не определялся, а вот 
эта-то потребительная стоимость и есть СТОИМОСТЬ'.

Итак, раз мы создаём товар с целью его потребления, то,
 по мнению Усова, главным и основным является именно 
потребление этого товара и, следовательно, его 
потребительная ценность. 

Знаете, завтра мне необходимо идти в гости и 
поздравить своего друга с днём рождения. Чтобы прийти 
вовремя я должен рассчитать время в пути, для чего 
должен знать расстояние, скорость своего перемещения и 
некоторые другие несущественные детали. Пойду-ка 
сегодня измерю расстояние... Зависят ли эти мои 
действия от цели моего перемещения? Ведь если мне не 
надо будет завтра идти на день рожденья друга, то не 
будет ни пути, ни времени, ни всего остального. 
Следовательно, цель моего движения будет влиять на 
измерение расстояния или времени. Более того, если я 
на полпути передумаю идти к другу, а пойду к подруге 
друга, то изменится и расстояние, и время. А раз так, 
то измерение расстояния и времени зависят от моего 
произвольного желания. Тогда, может, мы вообще 
измеряем расстояние или время не в тех единицах? 
Может, измерять его следует не в метрах или секундах, 
а в единицах желаний, намерений или капризов? 

На мой взгляд, логика Усова именно такова. Он никак не 
хочет принять, что обмен и потребление - это два 
совершенно разных процесса. Конечная цель любого 
человека есть потребление, но для того, чтобы что-то 
потребить, человеку нужно это "что-то" достать, у 
потребителя на руках должен появиться предмет его 
вожделений. 

Достать эту сладострастную мечту можно по-разному: 
найти, произвести, украсть, ограбить или выпросить у 
бога. Результат данных действий один: в моих (ну, 
ладно, пусть в усовских) руках появляется некая вещь, 
которую можно с аппетитом схавать. Но сами-то процессы 
доставания различны и протекают по своим, отличным 
друг от друга законам. Маркс и требует, чтобы мы 
отвлеклись пока от конечной цели обмена - то бишь от 
потребления - и исследовали именно сам чистый механизм 
процесса обмена. 

Да, обмениваются, конечно, только продукты с 
потребительными ценностями, но раз обмен происходит, 
то данное условие соблюдено - и оно нас не должно 
больше интересовать. Иначе говоря, я пройду какое-либо 
расстояние только потому, что мне надо идти к другу, 
но на сам процесс перемещения и уж тем более на 
процесс измерения данного расстояния моя конечная цель 
влиять не будет. Если я уже пошел, то для измерения 
расстояния, которое я прошёл, не будет иметь никакого 
значения то, для чего я пошёл. Может, я иду поздравить 
человека с юбилеем, а может, просто дать ему в морду. 
Если бы физика изучала перемещение тел в пространстве, 
оглядываясь на желания данных тел, то физики просто и 
не было бы. (Вот уж я бы тогда покапризничал - приятно 
было бы осознавать, что от тебя зависят законы Мира).

Усову крайне не хочется отвлекаться от любимого им 
потребления (у кого чего болит, тот о том и говорит; 
я, например, люблю гулять и прогуливать). Кроме того, 
потребительные ценности мы можем определить лишь в 
процессе потребления, а до этого каждый просто 
вынужден верить, что предлагаемый ему товар 
действительно обладает декларируемыми свойствами. 
Здесь потребительная ценность только потенциальная. 
(Даже проверка при покупке - это, скорее, 
формальность: ведь время работы при проверке 
ничтожно). Её актуализация происходит в процессе 
потребления, а не обмена. В процессе обмена же 
происходит актуализация стоимости (меновой стоимости), 
которая находится в потенциальном состоянии от момента 
производства до момента обмена. Обмен может не 
произойти и тогда стоимость и не выявится, а так и 
останется потенциальной. Аналогично, может не 
произойти и процесса потребления (допустим, у 
человека украли товар), в этом случае потребительная 
ценность не выявится и останется в потенции. Но сам-то 
обмен уже произошёл (до кражи). Соответственно, 
потенциальная ценность ещё не проявилась, а обмен уже 
был произведён. По какому критерию? По меновой 
стоимости. Точно так же, если я прошёл определённое 
расстояние, а человека не оказалось дома, то моя цель -
поздравление или мордобой - осталась не достигнутой. 
Но расстояние-то я всё же прошёл вне зависимости от 
достижения цели. Это расстояние можно измерить, можно 
выявить закономерности моих передвижений.
   
Обмен и потребление - это два разных процесса, в 
норме следующие друг за другом. Каждый из них 
происходит по своим собственным закономерностям. Да, 
они происходят с одной и той же вещью, но только это 
их и объединяет. Вещь вступает в каждый из процессов 
со своим специфическим свойством: в обмен со свойством 
стоимости, в потребление со свойством потребительной 
ценности. 
         
У Усова же стоимость вообще пропадает.
 
'Из сказанного должно быть ясно, что мы не можем 
назвать ее (теорию - Г.М.) трудовой, т.к. стоимость у 
Маркса всегда каким-то неявным, но роковым образом 
связана с потреблением и потребительной стоимостью, 
т.е. на деле Марксу так и не удалось избавиться от 
потребительной стоимости'.

В том-то и дело, что это не у Маркса, а у Усова 
стоимость связана с потреблением. Он просто не может 
себе представить, что есть такой процесс - обмен со 
своими специфическими чертами. По Усову в реальности 
есть только труд и потребление:

'Надо понять, что материальное бытие человека 
сводится к двум простейшим и противоположным 
процессам: труду и потреблению'.

Нет, уважаемый оппонент, это Вам стоит понять, что 
между производством и потреблением, присутствует ещё и 
обмен. Если отбросить процесс обмена как отдельный 
процесс, то, конечно, Маркса понять невозможно, ибо он 
исследует именно отдельный акт обмена, который в 
цепочке человеческих действий расположен после 
производства, но перед потреблением. Человек 
производит продукт и, конечно, может его тут же самым 
бессовестным образом съесть. Но если данный 
производитель не нуждается в данном продукте (или 
изначально производил этот продукт не для собственного 
потребления), то он может отдать свой продукт другому 
лицу, например, подарить. Между производством одним и 
потреблением другим в данном случае будет лежать акт 
дарения, который имеет свою специфику. И данный акт 
тоже можно изучать отдельно от всех других. Точно 
также и обмен, есть способ специфической, своеобразной 
передачи продукта из одних рук (производителя) в 
другие (потребителя). В данной цепочке присутствуют 
три процесса: производство, обмен и потребление. Таких 
цепочек в реальности множество. Например, положил 
кнопку на стул, сел, вскрикнул. Процессы происходят с 
одним лицом (и не только лицом), а потому они едины в 
цепочке, но закономерности каждой операции имеют свои 
особенности, свою специфику. Исследование каждой из 
них должна производится отдельно: укладывание кнопки 
не тоже самое, что и усаживание на стул, а уж крики о 
помощи вообще третье. Закономерности каждого процесса 
не зависят от закономерностей других. Вернее процессы 
происшедшие ранее не зависят от более поздних.  

На основе сказанного можно рассмотреть следующие 
суждения критика Маркса:

'Предположим, что некто сажает по весне мешок 
картошки, а по осени собирает урожай в размере 10 
мешков этой самой картошки. Предположим, что все 
издержки, связанные с посадкой выращиванием и уборкой 
урожая осуществляются в размере 10 дней труда, прочие 
издержки (семена, удобрения и т.д.) =0. Предположим 
далее, что собранный урожай позволяет нашему 
"земледельцу" существовать на протяжении всего года до 
следующей осени и на протяжении всего этого времени он 
ровно ничего не делает и расходует свою "рабочую силу" 
непроизводительным образом, напр., играет в футбол.

Пусть теперь Маркс нам объяснит стоимостную сторону 
этого экономического процесса. Попробуем с помощью его 
теории составить хотя бы элементарный бухгалтерский 
баланс. В правой части этого баланса зафиксируем 
издержки или затрату в размере, как сказано, 10 дней 
труда. А что мы должны изобразить в левой его части в 
виде доходов? 10 мешков картошки? Но это 
маловразумительно (ибо как соизмерить мешки картошки с 
днями труда?) и, кроме того, это мы можем сделать и 
без Маркса. Маркс же нас обязывает отразить на левой 
стороне баланса вновь созданную стоимость. Стоимость 
по Марксу измеряется количеством затраченного труда, 
следовательно, на левой стороне мы должны отразить 
стоимость произведенного картофеля и эта стоимость, 
очевидно, 10 дням труда'.

Как видите, Усов производит картошку и потом её в 
течение года лопает, да с потрошками. Но где же здесь 
обмен-то? Стоимость есть категория, актуализируемая 
только в обмене. Нет обмена, нет и стоимости (точнее 
есть только в потенции). В данной ситуации вообще не 
важно столько труда потратил картофелевод. Хоть 10 
часов, хоть 365 дней. Тут для него важнее, чтобы он 
обеспечил себя (подчёркиваю, себя любимого) пищей на 
весь год. Конечно, ему очень хотелось бы побольше 
посачковать. Но жить то надо. (Хотя и здесь можно 
выдумать псевдообмен типа сравнения между собой затрат 
на выращивание картофеля и кукурузы. Здесь один 
человек пытается решить для себя, что ему выгоднее. Но 
не об этом же у Маркса разговор). Обмен есть явление 
социальное, связанное с множеством участников, а не 
психологические проблемы ленивого картофелевода. В 
обмене участвует как минимум две персоны с двумя 
видами товара. А Усов же требует, чтобы Маркс составил 
какой-то бухгалтерский баланс с одним товаром. Вы, 
уважаемый Александр, плохо разбираетесь в бухгалтерии. 
Там записи ведутся в виде дебита - кредита, то есть по 
принципу моё - чужое. Всегда присутствуют два 
контрагента. Невозможно ничего определить из наличия 
лишь одного продукта одного производителя. Его можно 
лишь потребить, в чём усовский картофелевод и 
преуспевает. А вот если данная личность потребляет в 
год 9 мешков картофеля, и один мешок у него лишний, то 
он его и может обменять на, допустим, футбольный мяч, 
чтобы пинать его целый год. Вот здесь уже можно 
говорить о стоимости.  1 мешок картофеля имеет 
стоимость 1 день труда, то есть произведён в течение 
24 часов. Это и есть её стоимость. Если данный мешок 
обменяется на 1 футбольный мяч, то и футбольный мяч 
имеет 1 день труда. Если обмена не произошло, то это 
значит, что владелец футбольного мяча потратил на его 
производство больше времени и требует за свой товар, 
скажем, 2 мешка картофеля. (Всё это глубоко абстрактно 
и тривиально. Реальность от данных рассуждений, 
конечно, далека. Я об этом уже писал в предыдущей 
статье).
   
Дальше, если урожай составил только 5 мешков, то 
картофелевод просто не сможет вступить в обменный 
процесс - самому бы выжить. Тут уж не до стоимости. 
Если урожай составил 20 мешков, а затраченное 
количество труда - 10 дней, то картофелевод может 
обменять 11 излишних мешков картофеля, причём каждый 
мешок будет иметь стоимость 0,5 дней. При стоимости 
футбольного мяча 2 дня, картофелевод обменяет его за 4 
мешка. И т.д. и т.п. 
   
Усов же вообще не рассматривает обмен, ибо данного 
процесса у него просто нет. Человек только производит 
и съедает картофель. При таком понимании Маркс 
оказывается в стороне от основных усилий его критика. 
Усов, по сути, спорит сам с собой, то есть с 
собственной, довольно оригинальной, интерпретацией 
Маркса, и делает вывод:
    
'Таковы прелести марксовой теории стоимости, 
которые немедленно обнаруживаются, как только мы 
попытается ее приложить к самой простой ситуации'.

Извините, уважаемый оппонент, но Марксу и в 
страшном сне не могла привидеться такая ситуация (спи 
спокойно, дорогой товарищ). Его интересует обмен, и 
только обмен. А где же у Вас тут обмен? У вас тут 
сплошное потребление. В данных простых ситуациях нужно 
изучать колорадских жуков, а не товаропроизводителей. 
Думаю, любому 'здравомыслящему субъекту' ясно, что 
Усов и Маркс играют на разных полях. Я не протестую 
против создания Усовым своей оригинальной теории 
производства-потребления, но причём тут Маркс. Хотите 
критиковать Маркса, будьте добры, играйте по его 
правилам. А иначе просто фарс (или фарш) какой-то 
получается.

Ну всё, больше не могу терпеть. Зверь во мне заговорил 
зверским аппетитом. Пойду-ка потреблю чего-нибудь (или 
уж лучше обменять?)

Спасибо всем за терпеливое внимание. Не смею долее им 
злоупотреблять.
 

Просмотр всех сообщений по данной теме
Полный список

Тема Автор Дата
Судьба понятий меновой и потребительной стоимости Антон Совет 18/12/2002 22:21
Re: Судьба понятий меновой и потребительной стоимости Усов 20/12/2002 12:08
Re: Судьба понятий меновой и потребительной стоимости Галиев Мунир 21/12/2002 20:30
Моя теория стоимости Усов 23/12/2002 14:27
Теория Усова - но стоимости ли? Галиев Мунир 24/12/2002 15:44
1ПС-У: Начало ответа на 1ПУ-С Антон Совет 28/12/2002 11:29
2ПС-У: Окончание ответа на 1ПУ-С Антон Совет 28/12/2002 11:36
1ПС-Г: Ответ на 1ПГ-СиУ Антон Совет 28/12/2002 11:44