Тема: Моя теория стоимости
Автор: Усов
Дата: 23/12/2002 14:27
 
"ТРУДОВАЯ" ТЕОРИЯ СТОИМОСТИ МАРКСА

"Потребительные стоимости, — написал Маркс, — образуют 
вещественное содержание богатства..." (т. 23, стр. 44)

Таким образом, Маркс ОТОЖДЕСТВЛЯЕТ потребительную 
стоимость с полезными свойствами, то есть с веществом 
товара. Поэтому потребительная стоимость у него не 
существует как экономическое отношение, но

"осуществляется лишь в пользовании или потреблении"
(там же).

То есть ЗА ПРЕДЕЛАМИ производства, распределения и
обмена, — короче, за пределами экономических отношений.
Поэтому потребительную стоимость Маркс вообще
выдворяет за пределы политэкономии:

"Потребительные стоимости товаров составляют предмет
особой дисциплины — товароведения" (там же).

Окончательно точки над i Маркс расставляет на следующих
45 и 46 страницах, когда вплотную подходит к 
определению понятия "стоимость":

"...как меновые стоимости... (товары) не заключают в
себе ни атома потребительной стоимости" (стр. 46).

"НИ АТОМА потребительной стоимости" — запомним эти 
слова.

"Если отвлечься от потребительной стоимости товарных
тел, — продолжает Маркс, — то у них остаётся лишь одно
свойство, а именно то, что они — продукты труда" (там
же).

Итак, Маркс "подробно говорит" о потребительной
стоимости, но все его "разговоры" сводятся к тому, что
он отказывается видеть в ней экономическое,
СТОИМОСТНОЕ отношение. И к главному понятию
политэкономии, понятию стоимости, Маркс приходит не
ПРИВЛЕКАЯ понятие потребительной стоимости, но
ОТВЛЕКАЯСЬ от него:

"В... меновом отношении товаров их меновая стоимость
явилась вне понятия (теории)." 

Это можно расценить как то, что как реальное понятие 
стоимости у Маркса ОТСУТСТВУЕТ. Предложению на уровне 
теории стоимости соответствует труд, спросу же... не 
соответствует НИЧЕГО.

Система на уровне стоимости получается несимметричной,
обратные связи в ней невозможны и никакие спонтанные
движения стоимости равно невозможны и даже немыслимы.
Иначе говоря, теория стоимости Маркса противоречит
рыночным механизмам ценообразования. Противоречие
очевидно и бесспорно: сопоставьте 10 гл. 3 тома
"Капитала" с 1 гл. 1 тома и Вы увидите, что на уровне
обмена и рынка Маркс, наравне с другими экономистами,
признаёт роль потребления и порождаемого им спроса, но
на уровне теории стоимости он не признаёт ни
потребления, ни порождаемой им потребительной
стоимости. Отсюда вся моя критика.

Следуем далее.

Что такое стоимость, по Марксу? Очень важно дать на
это предельно ясный ответ.

"Как стоимости, — писал Маркс, — все товары суть
лишь определённые количества застывшего рабочего
времени." (стр. 48)

Труд есть субстанция стоимости, товары как стоимости
суть "кристаллы" этой субстанции и т.п. (стр. 46). Все
эти и подобные фразы Маркса имеют, я думаю, один
простой смысл: СТОИМОСТЬ ЕСТЬ ТРУД. Конечно, не просто
труд, но абстрактный человеческий, общественно-
необходимый и т.п. — но на этом я уже не
останавливаюсь.

Итак, Маркс берёт для рассмотрения товар, отвлекается 
от его потребительной стоимости и приходит к понятию 
трудовой стоимости. Эта-то последняя и является, по 
Марксу, подлинным фундаментом обмена и вообще всех
экономических процессов.

Кажется, тут всё ясно? Нет!

Нет — поскольку в самом конце 1-ой главы Маркс пишет 
два предложения, которые взрывают все его предыдущие 
рассуждения. Вот они, эти два предложения:

"...вещь не может быть стоимостью, не будучи предметом 
потребления. Если она бесполезна, то и затраченный на 
неё труд бесполезен, не считается за труд и потому не 
образует никакой стоимости" (стр. 49).

Итак, сначала Маркс прикладывает все силы, чтобы
освободиться от потребительной стоимости; ему вроде бы
это удается и он приходит к понятию трудовой
стоимости. И вот теперь, когда уже надо бы поставить
последнюю точку, мы вдруг узнаём, что труд не является
субстанцией стоимости, что сам по себе он не создаёт
стоимости, и мы даже не можем сказать, что количество
труда ОПРЕДЕЛЯЕТ величину стоимости. И то, и другое, и
третье мы можем утверждать лишь в том случае, если
труд направлен на удовлетворение потребности, то есть
если этот труд создаёт ПОТРЕБИТЕЛЬНУЮ СТОИМОСТЬ. 

Следовательно, не труд сам по себе, как бы он ни 
определялся, а вот эта-то потребительная стоимость и 
есть СТОИМОСТЬ. Не "ТРУД СОЗДАЁТ СТОИМОСТЬ", но сам 
труд может чего-то стоить лишь в том случае, если он 
кому-нибудь полезен. Иначе говоря, труд — это никакая 
не субстанция стоимости, а всего лишь товар, который, 
как и любой другой товар может чего-то стоить, а может 
и ничего не стоить.

Таким образом, сначала нам говорят, что стоимость есть 
труд и не содержит в себе ни атома потребительной
стоимости, теперь же оказывается, что сам труд как
стоимость есть всего лишь функция потребительной
стоимости. Земля на ките, кит на воде, вода на земле.
Такова теория стоимости Маркса.

Из написанного должно быть ясно, что мы не можем
назвать её трудовой, поскольку стоимость у Маркса 
всегда каким-то неявным, но роковым образом связана с
потреблением и потребительной стоимостью, то есть 
Марксу фактически так и не удалось избавиться от 
потребительной стоимости. На деле у него нет вообще 
никакой теории стоимости, а есть лишь путаница между 
понятиями трудовой и потребительной стоимости. 

Было бы нетрудно проследить эту путаницу во всех 
дальнейших построениях Маркса вплоть до 3-его тома, 
где речь идёт уже не о потреблении, труде и стоимости, 
а о спросе, предложении и цене. Но с другой стороны, 
ясно, что если нам удалось выявить эту путаницу в 
самом начале его рассуждений, в самом корне его 
теории, и если нам удастся устранить эту путаницу, то 
в исследовании всех экономических процессов и 
капиталистического общества в целом мы, тем самым, 
выйдем совсем на другую дорогу, нежели та, по которой 
пошёл Маркс, и дальнейшая критика марксизма поэтому 
станет уже узкоспециальной задачей.

Как же нам распутать марксову путаницу? Ответ на этот
вопрос очевиден. Нам надо понять, что материальное 
бытие человека сводится к двум простейшим и 
противоположным процессам: труду и потреблению. Этим 
процессам на уровне экономики соответствуют понятия 
трудовой и потребительной стоимостей, которые 
составляют две противоположных стороны ОДНОГО И ТОГО 
ЖЕ явления — СТОИМОСТИ. Таким образом, речь должна 
идти не от том, что "важнее" в экономике — труд или 
потребление и, соответственно, что нужно изгнать за 
пределы политэкономии, а что — поставить во главу 
угла. Речь у нас должна идти о СИНТЕЗЕ, о диалектике 
потребительной и трудовой стоимостей. Далее развивать 
эти мысли не стану, так как не намерен писать здесь 
диссертацию. 

Я попытаюсь лишь на самом простом примере показать,
насколько плодотворен этот подход в отличие от подхода 
Маркса, который даже в объяснении самых простых
экономических явлений прямо и с ходу заводит в
безнадёжный тупик.

ТЕОРИЯ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

Предположим, что некто сажает по весне мешок картошки, 
а по осени собирает урожай в размере 10 мешков этой 
самой картошки. Предположим, что все издержки, 
связанные с посадкой выращиванием и уборкой урожая, 
осуществляются в размере 10 дней труда, прочие 
издержки (семена, удобрения и т.д.) равны нулю. 
Предположим далее, что собранный урожай позволяет 
нашему "земледельцу" существовать на протяжении всего 
года до следующей осени и на протяжении всего этого 
времени он ровным счётом ничего не делает и расходует 
свою "рабочую силу" непроизводительным образом, 
например, играет в футбол.

Пусть теперь Маркс объяснит нам стоимостную сторону
этого экономического процесса. Попробуем с помощью его
теории составить хотя бы элементарный бухгалтерский
баланс. В правой части этого баланса зафиксируем
издержки или затраты в размере, как отмечалось, 10 дней
труда. А вот что мы должны будем отобразить в левой 
его части в виде доходов? 10 мешков картошки? Но это
маловразумительно (ибо как можно соизмерить мешки 
картошки с днями труда?) и, кроме того, это мы можем 
сделать и без Маркса. Маркс же нас обязывает отразить 
на левой стороне баланса вновь созданную стоимость. 

Стоимость по Марксу измеряется количеством 
затраченного труда, следовательно, на левой стороне мы 
должны будем отразить стоимость произведённого 
картофеля, и эта стоимость равна, очевидно, 10 дням 
труда.

Теперь вопрос: а что, если урожай по причине погодных
условий окажется в размере не 10, а лишь 5 мешков? 
Какова будет стоимость этих 5 мешков? Количество труда 
на их производство не изменилось и потому их стоимость 
по прежнему равна 10 дням труда. А если удастся 
собрать урожай в размере 20 мешков? Какова будет 
стоимость этого количества картофеля? Опять-таки 10 
дней труда и по прежней причине. А если урожай сгниёт 
на корню и "земледельцу" удастся извлечь из земли лишь 
одну-единственную картофелину? Какова будет её 
стоимость? 10 рабочих дней? А если картофель при
неизменном количестве будет мелким и больным, какова
его стоимость? Опять 10 раб. дней? А если крупным и
здоровым? Тоже 10 раб. дней? (Поистине марксизм — это 
не теория, а какая-то навязчивая идея.)

Итак, каким бы ни был урожай, его стоимость всегда — 
10 дней труда! Но если величина стоимости не связана 
ни с количеством произведённого продукта, ни с его
качеством, то она ВООБЩЕ НЕ СВЯЗАНА с производимым
продуктом; эта величина отражает лишь величину
трудовых затрат и НИЧЕГО БОЛЕЕ. Короче говоря, 10 дней
труда в нашем примере — это величина издержек
производства, А НЕ СТОИМОСТЬ ПРОИЗВЕДЁННОЙ ПРОДУКЦИИ.

Маркс дважды учитывает издержки производства и ни разу
не учитывает стоимости произведённого продукта. Иначе
говоря, вместо того чтобы сначала посчитать то, что
затрачено, а потом — то, что получено (как это и
делают все нормальные люди), он два раза считает одно
и то же — то, что затрачено. Таковы прелести марксовой
теории стоимости, которые немедленно обнаруживаются,
как только мы пытается приложить её к самой простой
ситуации.

Другой вопрос: а где в нашем примере прибавочная
стоимость? На этот вопрос Маркс даёт нам и вовсе
глупейший ответ, причём даёт его с самым учёным видом.
Он с чего-то вбил себе в голову, что стоимость и
прибавочная стоимость существуют лишь как общественное
явление, в условиях разделения труда и проч. В рамках
же натурального хозяйства ни то, ни другое якобы не
существует. 

Не желаю вникать в аргументы Маркса по этому поводу, 
укажу лишь на простой факт: если человек тратит 10 
дней труда и благодаря этой затрате обеспечивает своё 
существование на протяжении года, если он расходует в 
производстве такое-то количество продукта, а получает 
в 10 раз большее количество, то опять-таки для всех 
нормальных людей очевидно, что в результате своей 
хозяйственной деятельности он получает больше, чем 
затрачивает, и что задача теории состоит в том, чтобы 
как-то выразить, определить этот избыток. 

Однако вместо того, чтобы решить эту простейшую 
задачу, Маркс начинает разглагольствовать: вот если бы 
явился эксплуататор и экспроприировал этот излишек, то
тогда-де — другое дело. Тогда Маркс немедленно бы
обнаружил прибавочную стоимость и расписал бы нам во
всех деталях её "превращения" и "извращения". А так, в
условиях натурального хозяйства, он её НЕ ВИДИТ, с чем
мы его и поздравляем.

И, наконец, последний вопрос: за счёт чего возникает
прибавочная стоимость? Но это уже вопрос с точки зрения
Маркса не то что риторический, но даже как бы
издевательский: раз прибавочной стоимости нет, то не
может быть и вопроса о её происхождении.

Итог: Маркс со своей самой длинной в мире 
экономической теорией не в состоянии ответить ни на 
один наипростейший вопрос, связанный с наипростейшей 
экономической деятельностью.

Попробуем теперь разобрать приведённый пример с более
здравой точки зрения. При этом мы не должны просто
"перескочить" на другую точку зрения, мы должны
распутать путаницу Маркса в вопросе стоимости — в этом-
то и заключается главный интерес. Для этого мы должны 
связать понятие стоимости с марксистскими понятиями 
труда и рабочей силы.

Рабочая сила расходуется в процессе труда. Величина
этой затраты или количество труда есть трудовая
стоимость. С другой стороны, рабочая сила
восстанавливается, воспроизводится в процессе
потребления — этому процессу соответствует понятие
потребительной стоимости. Причём, если расходование
рабочей силы, то есть величину трудовой стоимости мы
измеряем продолжительностью (часами, днями и т.д.)
труда, то величину потребительной стоимости мы можем
также измерять продолжительностью существования или
функционирования рабочей силы. Таким образом, 
субстанцией стоимости является не труд, а рабочая
сила. Трудовая стоимость — это рабочая сила, так
сказать, со знаком "минус" — то есть продолжительность
времени, в течении которого рабочая сила
затрачивается, расходуется. Потребительная стоимость —
это рабочая сила со знаком "плюс" — то есть  
продолжительность функционирования рабочей силы, 
которая (продолжительность) обеспечивается потреблением
такого-то продукта. Таким образом этот продукт чего-то
стоит, с одной стороны, потому что на его производство
затрачивается такое-то количество рабочей силы, а с
другой стороны — потому что его потребление
обеспечивает восстановление и существование рабочей
силы. Обе этих величины измеряются днями существования
или функционирования рабочей силы, но учитываться они
должны на противоположных сторонах баланса: одна — как
доход, другая — как расход. Итак, я полностью принимаю 
понятие рабочей силы. 

Однако если Маркс утверждает, что рабочая сила 
РАСХОДУЕТСЯ в процессе труда, то я утверждаю: если
рабочий не "бог из машины", то его рабочая сила должна
ВОСПОЛНЯТЬСЯ в процессе потребления. 

Маркс утверждает: расходование рабочей силы создаёт 
трудовую стоимость продукта; я утверждаю: полезные 
свойства продукта создают его потребительную 
стоимость. 

Маркс утверждает: трудовая стоимость есть 
кристаллизированная рабочая сила. Я утверждаю: 
потребительная стоимость есть... ТО ЖЕ САМОЕ, но это 
не та рабочая сила, которая уже затрачена, а та
рабочая сила, на величину которой будет ВОСПОЛНЕНА
рабочая сила трудящегося в процесс потребления. 

В первом случае рабочая сила овеществляется в процессе
труда, во втором случае вещество продукта в процессе
потребления трансформируется, преобразуется в рабочую
силу субъекта (усваивается субъектом, говоря простым
языком). Но в обоих случаях предмет потребления
существует как овеществленная рабочая сила, то есть как
стоимость, однако в одном случае это трудовая
стоимость, в другом — потребительная.

Таким образом, я рассуждаю в той же самой плоскости,
что и Маркс, использую те же понятия и абстракции, что
и Маркс, но при этом я достраиваю Маркса и прихожу к
совсем иным выводам, нежели он. В сущности, всё
сводится к тому, что если Маркс говорит, что
существует отрицательная величина, то я добавляю, что
если есть отрицательная, то должна быть и
положительная величина. Вот и всё, что я утверждаю.

Теперь вернёмся к нашему примеру — и мы теперь легко 
ответим на все поставленные выше вопросы.

На правой стороне баланса отражаем, как и прежде,
затраты в размере 10 дней труда (функционирования 
рабочей силы). Это трудовая стоимость продукта. А что 
должно появиться на левой стороне? Мы договорились, 
что 10 мешков картофеля обеспечивают хозяйствующему 
субъекту сытое существование на протяжении года, 
следовательно, на этой стороне мы должны отразить 
потребительную стоимость произведённого картофеля. Она 
будет равна 362 дням существования (функционирования) 
рабочей силы. Ясно, что эта величина потребительной 
стоимости будет изменяться в зависимости от качества и 
количества произведённого картофеля — в данном случае 
это нечто само собой разумеющееся — хотя с точки 
зрения Маркса это было бы чем-то непостижимым.

Следующий вопрос: где здесь прибавочная стоимость и
чему она равна? Поскольку субъект затрачивает 10 дней
существования рабочей силы, но благодаря этой затрате
обеспечивает 365 дня её существования, то прибавочная
стоимость очевидно существует и по величине равна
365-10=355 дня существования рабочей силы.

Наконец, последний вопрос: за счёт чего создаётся эта
прибавочная стоимость? За счёт труда? Но если бы наш
"земледелец" додумался посадить картошку не в мае, а в
декабре, то он не получил бы ничего, даже если бы
затратил при этом в десятеро большее количество труда.
По-настоящему производительным труд делает
рациональная эксплуатация сил природы. Следовательно,
вот эта-то эксплуатация природы и является подлинным
источником прибавочной стоимости. Соответственно,
прибавочная стоимость есть НЕТРУДОВОЙ доход. 

То, что такое понимание прибавочной стоимости 
переворачивает весь взгляд на экономическую 
деятельность вообще и на капитализм в частности, 
говорить, надеюсь, излишне.
 

Просмотр всех сообщений по данной теме
Полный список

Тема Автор Дата
Судьба понятий меновой и потребительной стоимости Антон Совет 18/12/2002 22:21
Re: Судьба понятий меновой и потребительной стоимости Усов 20/12/2002 12:08
Re: Судьба понятий меновой и потребительной стоимости Галиев Мунир 21/12/2002 20:30
Моя теория стоимости Усов 23/12/2002 14:27
Теория Усова - но стоимости ли? Галиев Мунир 24/12/2002 15:44
1ПС-У: Начало ответа на 1ПУ-С Антон Совет 28/12/2002 11:29
2ПС-У: Окончание ответа на 1ПУ-С Антон Совет 28/12/2002 11:36
1ПС-Г: Ответ на 1ПГ-СиУ Антон Совет 28/12/2002 11:44