Тема: К вопросу о синергетике (часть 1)
Автор: А.Хоцей
Дата: 02/05/2006 17:47
 
Уважаемый Валентин, во-первых, благодарю Вас за 
внимание к моим работам и добрые слова, а во-вторых, 
спасибо за полезный вопрос. Засим - к делу.

Суть претензий

Мои претензии к синергетике сводятся к двум основным 
пунктам: 1) данная научная дисциплина слишком много на 
себя берёт (её положения пытаются применять и там, где 
они неприменимы); 2) она неверно интерпретируется в
философском плане. По этим пунктам я и придираюсь к 
ней во втором томе "Теории общества", отстаивая: а) 
неприменимость данной теории в отношении такого 
объекта, как общество (взятое в аспекте его 
становления, функционирования и развития); б) 
ошибочность индетерминистической трактовки
синергетических (или хотя бы принимаемых за таковые) 
процессов. Вас мои соображения не удовлетворили. Что ж,
давайте поразмышляем над указанными проблемами ещё раз.

Для решения первого вопроса необходимо выяснить, что 
за объекты изучает синергетика и принадлежат ли к их 
числу общества (не просто социальные явления некоего 
типа, а именно общества, взятые в указанных аспектах). 
Для решения второго вопроса надо подвергнуть анализу 
сами эти особые объекты синергетики - на предмет того, 
что в них происходит и как это происходящее следует 
понимать (интерпретировать в философских терминах).


1. ПРОБЛЕМА ОБЪЕКТА СИНЕРГЕТИКИ

Каждому замку - свой ключ

Долгие годы работы домушником убедили меня в том, что 
нет такого ключа, который подходил бы ко всем замкам и 
что каждый замок, более того, адекватно (без 
повреждений) открывается только его родным ключом. 
Говоря не метафорически, это можно перефразировать 
так: у каждого объекта - свои закономерности, 
соответственно, свои законы, своя теория (а также и 
своя методология познания).

При этом термином "объект" я именую всё, что каким-
либо образом выделено, отличено, представлено в 
качестве особого предмета нашего внимания. Объектами
для нас могут выступать и отдельные конкретные вещи, и 
разнообразные их множества (скопления, системы), и их 
классы (в этом случае объектом внимания и теории будет 
являться типичный представитель класса), а также 
свойства вещей (в том числе для социального человека, 
например, разумность) и их скоплений, их (вещей) 
действия, последствия этих действий - изменения, 
совокупности этих действий и/или их 
последствий-изменений - события и процессы, различные
отношения и соотношения вещей (или их скоплений) и 
т.д. и т.п. То есть - абсолютно всё, что мы в 
состоянии ухватить как нечто особенное -
безотносительно (то есть - без каких-либо преференций, 
всё - на равных правах) к его феноменной 
(онтологической) природе (то есть - вещь это, свойство,
действие или отношение), к той или иной его, так 
сказать, "количественной комбинаторике" (то есть - 
вещь это или каким-то образом скомпонованная 
совокупность вещей, отдельное действие или их связная
последовательность - процесс и пр.), а также и ко 
всякой прочей специфике, в том числе и такой, которой 
обладают, скажем, различные порождения социального
бытия - типа языка, знаний, культуры и др. Всё это (то 
есть любое из этого), повторяю, мы можем взять за 
особый предмет своего внимания-познания - за объект 
исследования. Термин "объект" имеет не онтологическое, 
а чисто гносеологическое содержание.

В свою очередь, термином "закономерность" я называю 
устойчивые (повторяющиеся) упорядоченности содержаний 
различных отношений, "поведений" (кавычками здесь и в 
сходных случаях ниже я отмечаю метафорический,
небуквальный характер использования слов) и т.п. 
вещей, их скоплений и прочих объектов. Закономерности, 
естественно, тоже могут выступать особыми объектами
нашего внимания и познания, причём я имею здесь в виду 
не только конкретные закономерности (например, 
гравитации или влияния народного менталитета на
политическое устройство соответствующего общества), а 
и закономерности вообще как особые явления, - то 
общее, что обнаруживается во всех конкретных
закономерностях и даёт нам возможность выработать себе 
понятие "закономерность". Феномен закономерности 
вообще - такой же равноправный объект исследования, 
как и все прочие. И я, в частности, как раз тружусь в 
последнее время на данном направлении, отчего мог бы 
Вам наболтать по поводу указанного явления много 
всякой всячины. Однако нам это ни к чему: в отношении 
природы закономерностей тут важно подчеркнуть только 
их объективность. Чтобы отличить их от законов. 
Закономерности (в моём понимании) - это то (не важно 
что), что присуще отношениям и "поведениям" объектов 
(любых, в том числе даже конкретных закономерностей, 
которые тоже могут как-то упорядоченно соотноситься 
друг с другом - например, как более и менее общие) 
самим по себе, объективно, что мы только обнаруживаем 
в этих отношениях и "поведениях", а вовсе не 
приписываем им произвольно. Законы же - это наши 
описания данных объективных явлений (закономерностей), 
наши их формулировки, выраженные в виде суждений. 
Которые, естественно, могут быть и неточными, и 
неполными, и даже попросту ошибочными (по самым разным 
причинам, в том числе, и чисто субъективистского 
толка).

Наконец, свод законов, описывающих закономерности 
"жизнедеятельности" конкретного объекта (то есть его 
внешнего "поведения" и/или внутреннего
"функционирования"), суть теория данного объекта.

Итак, "жизнедеятельность" любого объекта имеет свои 
закономерности и, соответственно, объясняется своей 
теорией. При этом, конечно, все данные "локальные" 
конкретные теории (совокупности законов) могут быть 
обобщены - путём исключения из них тех законов, 
которые их различают. Другими словами, путём перехода 
от теорий данных конкретных объектов к теориям 
типичных (и идеализированных) представителей данного 
класса объектов, далее - класса данных классов и т.д. 
(крайней инстанцией - для натуральных объектов, для
материи, для вещей - тут выступают законы онтологии, 
описывающие закономерности, присущие вообще всему, что 
обладает "свойством" существовать; в отношении 
нематерии же, то есть того, что "существует" лишь как 
те или иные атрибуты вещей, их действия, отношения, 
порядки этих отношений и пр., эта инстанция является 
крайней не по степени общести, а по фундаментальности: 
всё прочее производно от неё).

Например, совокупность законов, с помощью которых 
можно объяснить "жизнедеятельность" современного 
российского общества, а также его историческое 
развитие, весьма многочисленна и разношёрстна. 
Какие-то из этих законов уникальны (ибо связаны с 
особенностями российского менталитета, с уникальной 
"траекторией" исторического пути России, с её 
специфическими "корнями"). Но какие-то из них 
идентичны с законами, характеризующими
"жизнедеятельности" ряда других обществ планеты 
(скажем, рыночного или бюрократического типа), а иные 
и вообще встречаются везде и всегда, где и когда 
имеется налицо хоть какое-либо общество. Совокупности 
таких законов будут составлять уже теории обществ 
особых (формационных) типов или даже теорию общества 
вообще.

(Помимо законов собственной, "внутренней", 
"жизнедеятельности" обществ имеются ещё и законы их 
взаимодействий, но они относятся уже не к обществам
как таковым, а к тем или иным их региональным 
скоплениям и к человечеству в целом - объект тут 
другой; хотя, само собой, указанные взаимодействия с их
закономерностями также нельзя не учитывать при 
объяснении исторического пути того или иного общества, 
результатов этого пути, а также и сиюминутного
"поведения" данного общества: оно же "живёт" в 
указанной "окружающей среде", неизбежно как-то 
приспосабливаясь к ней).

Объект синергетики в первом приближении

Теперь - какое всё это имеет отношение к синергетике? 
Такое, что она тоже есть не что иное, как теория, 
описывающая закономерности "поведения" объектов
некоего особого класса. То есть, с одной стороны, - не 
единичного конкретного объекта, а именно класса, то 
бишь типичного (и даже идеального: теории не столько 
усредняют, сколько идеализируют свои объекты) его 
представителя. Это есть теория, обладающая некоторой 
степенью общности. С другой же стороны, это теория не 
философского ранга, а в лучшем случае 
мета-атрибутивного, межуровневого, так сказать, 
"междисциплинарного" (мы ведь привыкли называть
дисциплинами прежде всего науки уровневого типа: 
физику, химию, биологию, социальные науки). Её 
юрисдикция распространяется далеко не на все объекты
вообще.

К чему же она относится? Ответить на этот вопрос 
непросто. Однако попытка не пытка. Давайте попробуем 
выяснить характер объекта синергетики методом
"луковицы" или "капусты", то бишь последовательно, 
"послойно" уточняя себе его определённость. Что тут 
лежит на самой поверхности (каков первый слой)?

Первым, пожалуй, следует подчеркнуть то, что 
синергетика как теория (свод законов, формул) описывает
закономерности "жизнедеятельности" неких СИСТЕМ, то 
есть, говоря другими словами, закономерности 
протекания особого рода процессов в специфического 
типа системах (специфичность которых, естественно,
и обусловливает специфичность происходящего в них и с 
ними). Объектами её являются прежде всего особые 
СИСТЕМЫ. Отсюда там, где нет вообще никаких систем, не 
при чём и синергетика (со всеми её формулами).

Первое непонимание

В связи с этим, я, скажем, не совсем понимаю Ваш 
пример с соотношением формы взрывчатки и направления 
взрывной волны. Ну, допустим, что это и вправду
пример того, как малое действие ведёт к большим 
следствиям (спорность данного допущения будет 
рассмотрена ниже). Что же из того? Какое это имеет 
отношение к синергетике? Или Вы полагаете, что везде, 
где имеются в наличии большие следствия малых 
воздействий (отклонений-изменений), тем самым налицо и 
объекты синергетики? Отнюдь. Данное явление, 
во-первых, лишь одно из ряда обязательных для 
синергетических объектов: само по себе оно погоду ещё 
не делает: тут необходимо присутствие и всех прочих 
явлений из указанного ряда. Данное явление, во-вторых, 
встречается не только в синергетических объектах: его
можно обнаружить и происходящим просто само по себе. 
Отсюда предъявление даже подлинного примера порождения 
больших следствий малым воздействием (а Ваш пример, 
повторяю, сомнителен и в этом плане) вовсе не является 
достаточным аргументом в пользу синергетики.

Конечно, в реальности сплошь и рядом обнаруживаются 
случаи, когда малые действия вызывают большие 
следствия. На достижение большего результата при
меньшей растрате сил направлена вообще вся деятельность
живого (что Вы и подчёркиваете в своём заключительном 
абзаце, если я правильно его понял). Кто-то жмёт на 
кнопку, и взрывается атомная бомба. Я выхожу из 
Владивостока, чуть отклонившись в маршруте, и, идя по 
прямой, спустя шесть тысяч км оказываюсь вовсе не в 
Москве, куда стремился, а в Киеве. Всё это тривиально,
и подобных примеров можно настрогать сколько угодно. 
Но это не синергетические факты. Ибо тут налицо вовсе 
не системные процессы. Здесь вообще нет никаких
систем с их собственной "жизнью". Взрывчатка (с её 
формой) и, например, дом, который мы планировали 
разрушить направленным взрывом (равно, как и дерево,
которое мы в результате снесли вместо дома из-за 
изменения направления взрыва), не составляют систему. 
Тогда как синергетика, повторяю, есть теория,
которая имеет своим объектом системы 
"жизнедеятельность" систем) некоего определённого типа.

Что же это за системы?

Объект синергетики во втором приближении

Системой вообще, на мой взгляд, следует называть 
"единство, состоящее из множества элементов" (тут я 
цитирую свою работу "Основная ошибка философии", с.69, 
куда Вам, может быть, было бы полезно заглянуть).

При этом, с одной стороны, системно практически всё: 
или формально, или фактически. Формально - потому что 
отмеченное единство разрешается понимать как угодно, 
формируя системы (множества) любого произвольного типа 
(берём, например, наугад сектор пространства и 
рассматриваем всё, что внутри него, как элементы 
"множества того, что находится в данном секторе 
пространства"). Фактически - потому что любой элемент 
системы в свою очередь (хотя бы в каком-то отношении) 
тоже представляет собой систему, то есть некое 
множество подэлементов.

С другой стороны, за приведённым общим определением, 
фиксирующим то, в чём все системы сходны, скрываются, 
естественно, многочисленные различия как отдельных 
конкретных систем, так и целых их типов, классов. 
Система системе рознь. По самым разнообразным признакам
(характеру элементов, способу их соединения и т.п.) 
и/или параметрам (числу элементов, их энергичности и 
т.д.).

Так, например, в "ООФ" (с. 70-71) я различаю (по 
большому счёту) реальные и классификационные системы, 
к первым относя системы, состоящие из материи (вещей и 
их скоплений), а ко вторым - системы понятий 
(соотносящихся по линии "общее-частное"). Но, само 
собой, эти типы систем не исчерпывают всего их
богатства даже в глобальном плане. В этом последнем 
плане вообще правильнее было бы, наверное, различать 
исходно материальные и нематериальные системы. Включая
в нематериальные не только классификационные системы 
понятий, но и лексиконы языков, смысловые 
(семантические) системы (предложения как системы слов, 
тексты как системы предложений) и пр. А в материальные 
- не только реальные (непосредственно состоящие из 
материи), но и метареальные системы, состоящие из 
элементов, не являющихся материей, не сущих (не вещей),
но тем не менее объективно существующих. К такого рода 
системам, скажем, принадлежат совокупности 
закономерностей "поведений" реальных объектов (под 
"маской" законов составляющих теории этих объектов), 
совокупности свойств конкретных вещей, а также, что 
важно здесь для нас, - совокупности событий различного
толка. Во-первых, такие, в которых события-элементы 
составляют некое единое большое событие-систему 
(например, революцию, войну). Во-вторых, такие, где
они представляют собой некий процесс (например, 
развития), то бишь какую-то последовательность, цепь, 
объединённую общим направлением, тенденцией.

Какого же типа системы из числа перечисленных изучает 
синергетика? На мой взгляд, исключительно реальные 
системы, скопления вещей. В то же время изучает
она их в довольно специфическом аспекте: в разрезе 
вовсе не их составов, числа элементов и прочих 
статических характеристик, а в плане их внутреннего
"функционирования", то бишь закономерностей тех 
процессов, которые в них протекают. В связи с чем 
многие специалисты даже определяют синергетику как
теорию нелинейных динамических процессов. Однако 
данная дефиниция неточна. Я не буду тут 
останавливаться на спорности определения изучаемых 
процессов как именно динамических (об этом ещё пойдёт 
речь ниже). Пока я хочу обратить Ваше внимание лишь на 
то, что нельзя изучать процессы, взятые сами по себе. 
Потому что они не протекают сами по себе. То, что 
происходит (происходящее), всегда происходит с чем-то 
(в нашем случае - с материей, сущим, то есть вещами или
их скоплениями). И при этом особенности процессов 
(линейные они или нелинейные, динамические или нет) 
прямиком определяются именно характером того нечто, с 
которым (или в котором) данные процессы происходят. За
утверждением "Мы изучаем такие-то и такие-то процессы" 
всегда прячется смысл: "Мы изучаем процессы, 
происходящие с такими-то и такими-то нечто", то бишь
"Мы изучаем такие-то и такие-то нечто в разрезе 
происходящих с ними (или в них) процессов".

Второе непонимание (плюс объект синергетики в третьем 
приближении)

В связи с этим не совсем точна и Ваша фраза о том, что 
утверждение "малые воздействия могут вызывать большие 
следствия" "стократно верно в таких сложных процессах, 
как поведение человека и развитие общества". Если быть 
точным, то речь тут должна идти всё-таки не о 
процессах поведения и развития, а о самом том, что 
себя как-то "ведёт" или развивается. В данных случаях -
 о человеке и обществе. Именно характеры этих нечто 
(их, в частности, сложности) ответственны за то, что в 
протекающих в них (или продуцируемых ими вовне)
процессах малые действия порождают большие следствия. 
Сложности самих процессов (причём совсем не 
обязательные: поведение, скажем, может быть и
простым) тут производны.

Впрочем, указанная Ваша фраза не только неточна, но и 
неверна. Потому что процессы не только не существуют 
(и, соответственно, не обнаруживаются, не изучаются) 
сами по себе и не только обусловливаются в своих 
особенностях особенностями нечто, с которыми или в 
которых они происходят, но они ещё и именно 
подразделяются на отмеченные два типа процессов: 
происходящие С НЕЧТО и происходящие В НЕЧТО. То есть 
на внешние относительно нечто и внутренние, на его 
"поведение" и "функционирование" (вкупе составляющие 
его "жизнедеятельность"). И синергетика изучает только 
процессы, происходящие внутри систем. А не процессы, в 
которых сами системы участвуют в качестве элементов 
каких-то "высших" систем, не то, что они делают в 
отношении среды, и не то, что с ними первично 
происходит вследствие воздействий среды. Тут в
центре внимания то, как система реагирует на внешние 
(средовые) воздействия по своей собственной природе 
(как-то перестраиваясь), её внутреннее "поведение" 
(нормальное, без кавычек, поведение всегда внешне, 
представляя собой действия в отношении среды).

Скажем, подвод тепла к нижнему слою жидкости есть 
внешнее воздействие на неё, повышение температуры 
данного слоя - первичный результат этого воздействия, 
а вот последующая конвекция слоёв - уже внутренний 
процесс самой жидкости, обусловленный её особенностями 
как системы; из числа указанных трёх процессов именно 
конвекция (и только конвекция), её закономерности и
интересуют синергетику. И именно системные особенности 
жидкости, порождающие данный особый процесс с его 
закономерностями, делают неравномерно нагретую
жидкость синергетическим объектом.

Из упомянутых же Вами развития и поведения 
внутрисистемным процессом является только первое, но 
не второе. Отсюда, конечно, ещё не следует, что
развитие (или, точнее, развивающееся нечто) есть 
объект синергетики (хотя последняя и изучает только 
внутрисистемные процессы, однако не все такие процессы 
обязательно синергетические). Зато из этого, по 
крайней мере, вытекает, что поведение человека таким 
объектом уж точно не является. Внутрисистемным в 
данном случае является лишь то, что происходит внутри
человека (процесс выработки линии поведения), а не 
собственно его поведение как внешний результат, 
"резюме" этой внутренней деятельности.

Объект синергетики в четвёртом приближении

Идём дальше. Итак, синергетика изучает реальные 
системы в их внутреннем "функционировании". Но любые 
ли реальные системы? Тоже нет. Точнее, в некотором 
смысле любые, а в некотором нет. Например, с точки 
зрения уровневого характера систем синергетика, как 
говорилось, "междисциплинарна" (как и математика, 
теория систем и многие прочие науки). То есть она 
равным образом применима к системам и физического, и 
химического, и биологического, и социального типа. 
Особенности систем, изучаемых синергетикой, - вовсе не 
те особенности, по которым различаются указанные 
уровни сущего. Подотчётные ей системы встречаются на 
любом из них. Синергетика изучает (и как теория
описывает) и физические, и химические, и биологические,
и социальные явления. Что и сбивает с толку многих её 
поклонников. Почему-то не понимающих, что применимость 
теории к НЕКОТОРЫМ (определённым) социальным 
(физическим, химическим, биологическим) явлениям вовсе 
не означает её применимости ко ВСЕМ подряд социальным 
(физическим, химическим, биологическим) явлениям. Ведь
встречающиеся в социальной сфере (и прочих сферах) 
явления (и в том числе, системы), будучи сходными в 
том отношении, что они - социальные (химические и
пр.), тем не менее, могут быть (и сплошь и рядом 
являются) различными по многим другим 
основаниям-признакам-параметрам. Одно социальное 
(химическое и пр.) явление другому социальному явлению 
рознь. Например, толпа - не общество, хотя и то, и 
другое - социальные системы. Их "поведения" и 
"функционирования" (я ставлю тут кавычки, потому как у 
общества нет поведения, а у толпы - функционирования, 
при том, что общество функционирует, а у толпы есть
поведение) вовсе не одинаковы, то бишь обладают 
разными закономерностями и описываются разными 
теориями.

Дело как раз обстоит так, что некоторые явления, и, в 
частности, системы особого типа (то есть особой 
определённости, с особыми чертами, признаками,
характерами), встречаются на любом уровне Универсума. 
Скажем, и в физическом, и в химическом, и в 
биологическом, и в социальном "мирах" имеются как вещи
(элементарные частицы, молекулы, клетки, организмы, 
общества) так и скопления вещей (звёзды, атмосферы, 
камни, плесень, животные популяции, человечество).
Будучи различными в уровневом плане (качественно), они 
идентичны друг другу по иным признакам: вещи - вещам 
(атомы - обществам), скопления - скоплениям
(Галактика - человечеству). У всех вещей есть нечто 
общее, что и делает их вещами, и у всех скоплений 
вещей есть нечто общее, что и делает их скоплениями
вещей.

Вот и синергетика изучает системы некоего особого 
межуровневого типа (то есть встречающиеся на любом 
уровне, нейтральные к характеру уровня). И описывает в 
своих формулах именно "внутренние поведения" 
("функционирования") таких систем. Какова же их 
определённость? Какие черты отличают подотчётные
синергетике системы от несинергетических систем? Как 
утверждают "знатоки", это сложность, открытость и 
сильная неустойчивость (в отличие от простоты,
закрытости, слабой неустойчивости и устойчивости). 
Разберёмся с ними по очереди.

Третье непонимание

Позволю себе только дополнительно (и чуть загодя) 
сделать ещё одно замечание. Из того, что синергетика 
изучает сложные, открытые и сильно неустойчивые (далее 
для краткости я буду говорить просто "неустойчивые")
системы, логически (как, впрочем, и практически) 
следует лишь то, что она не изучает: а) только сложные 
(но при том закрытые и/или устойчивые) системы;
б) только открытые (но при том простые и/или 
устойчивые) системы; в) только неустойчивые (но при 
этом простые и/или закрытые) системы. Из указанного
определения объекта синергетики никак не следует, что 
приведённые его признаки намертво связаны друг с 
другом "по жизни". Что там, где имеется сложность,
обязательно должны обнаруживаться и открытость с 
неустойчивостью. В реальных системах данные признаки 
могут присутствовать, сочетаясь в различных
комбинациях. Сложные системы вполне могут быть 
одновременно и закрытыми и/или устойчивыми. А то Вы 
как-то странно аргументируете: что, дескать, раз
поведение человека и развитие общества - сложные 
процессы (то бишь, точнее, раз человек и общество - 
сложные системы), то, стало быть, в них (этих
системах и процессах) якобы непременно ("стократно 
верно") должны обнаруживаться синергетические эффекты 
(конкретно - большие последствия малых воздействий). 
Отнюдь. Одной сложности для этого недостаточно. Даже 
при условии её ограниченного синергетического 
понимания. К которому мы теперь и обратимся.

Сложность

"Сложность" - понятие само по себе сложное. Простейшее 
её понимание - чисто количественное. Так, система, 
состоящая из тысячи элементов Х, сложнее, чем
система, состоящая из десяти элементов Х. При этом 
определить точно то число элементов, с которого 
начинается сложность, характеризующая синергетические
системы, невозможно: это зависит от характера 
элементов (и, соответственно, от порождаемого этим 
характером способа их связи). В одном случае для 
появления синергетических эффектов требуются миллиарды 
элементов Х, а в другом хватает и десятка элементов У. 
Но в любом случае, чтобы иметь шанс стать подотчётной
синергетике, система должна быть именно системой, то 
есть хоть каким-нибудь, но множеством, а не простой 
единичностью.

Помимо того, сложность бывает и качественной. Это 
когда элементов не просто много, а они ещё и 
разнородны, то есть "ведут" себя различно (наиболее 
ярким примером тут как раз являются вещи - молекулы, 
состоящие из разных атомов, клетки, состоящие из 
разных молекул, организмы, состоящие из разных клеток,
сообщества, состоящие из разных организмов, и т.д.). 
Системы, состоящие из разнородных элементов, конечно, 
"функционируют" сложнее, заковыристее, чем системы, 
состоящие из однородных элементов. Однако синергетика 
как-то не очень привечает эту сложность и порождаемые 
ею процессы. Её, в основном, занимают системы с 
однородными элементами. То есть количественная 
сложность (почему - будет ясно ниже).

Открытость

А что означает понятие "открытость системы"? Не что 
иное, как подверженность, доступность её внешним 
воздействиям. В этом плане тоже имеются два основных 
типа открытости-закрытости. Система может быть, с одной
стороны, заизолирована (в той или иной степени) от 
определённых воздействий среды чисто "техническим" 
образом. Усилиями посторонних в отношении неё "лиц".
Искусственной, внешней в отношении системы, установкой 
между ней и средой каких-то экранов, стенок, барьеров, 
полос отчуждения и т.п. При таком типе закрытости 
характер самой системы не имеет никакого значения и не 
играет никакой роли (ибо вовсе не он обусловливает, 
создаёт эту закрытость): система тут может быть какой 
угодно, в том числе и полностью аморфной.

В то же время, с другой стороны, возможен и такой тип 
закрытости, недоступности системы определённым внешним 
воздействиям, при котором она сама не пропускает их 
"внутрь себя", как-то отражает, смягчает, нейтрализует 
их. Этот тип закрытости, естественно, основывается уже 
на неких собственных особенностях систем, 
обусловливающих ту или иную их "инертность",
сопротивляемость воздействиям. Откуда такое может 
взяться? Только из наличия каких-то связей элементов 
системы между собой. Благодаря которым "удар"
внешнего воздействия принимает на себя не единичный 
элемент, а некая их совокупность, а то и вся система 
целиком. При этом она как бы "пружинит", мощь
воздействия "рассеивается" по ней и, тем самым, 
оказывается недееспособной произвести тот эффект, 
который непременно имел бы место, если бы "удар" принял
на себя единичный (одиночный) элемент. Разумеется, при 
этом отражаются далеко не все подряд внешние 
воздействия (сила иных из них может намного превышать
"бойцовский" потенциал системы), но по крайней мере 
те, на которые хватает "массы" системы. Ну и, 
естественно, чем прочнее связаны между собой элементы,
тем сильнее в каждом отдельном случае внешнего 
воздействия задействуется указанная "масса", то есть 
тем больше закрытость (упёртость) системы. Вершиной 
тут является закрытость вещи, то есть целого, 
состоящего из функционально взаимодействующих частей.

Теперь вопрос: системы какого типа открытости изучает 
синергетика? Во-первых, никак не защищаемые 
"посторонними лицами". Не отгороженные кем-либо 
искусственно от воздействий среды. Во-вторых, не 
обладающие и закрытостью по второму варианту. 
Синергетика изучает системы, элементы которых не 
связаны между собой - или вообще, или хотя бы в 
степени, позволяющей им "отражать" энные конкретные 
(по характеру и силе) воздействия. Беззащитные сами по 
себе против последних (открытые относительно них).

Неустойчивость

Доступность системы внешним воздействиям, 
неспособность её сопротивляться им, то есть её 
открытость, другим боком означает не что иное, как её
неустойчивость (слабую или сильную - в зависимости от 
степени открытости системы конкретному воздействию, то 
бишь от её способности воспротивиться ему). Если 
воздействие способно запросто сломать систему об 
коленку, то, значит, она сильно неустойчива в данном 
отношении. При этом, естественно, чем система менее 
закрыта по второму варианту (то есть чем меньше 
связаны между собой её элементы), тем больше она 
доступна для всевозможных воздействий. А идеалом тут 
является, само собой, система, абсолютно открытая в 
указанном плане (открытость, незащищённость её по 
первому, "техническому", варианту предполагается 
априори). То бишь элементы которой, повторяю, никак не 
связаны (не взаимодействуют) друг с другом, полностью 
автономны. Это - система, доступная любому (и 
качественно, и по масштабу) воздействию. То есть 
абсолютно неустойчивая в указанном плане. Но уже и не 
только в нём. Ибо абсолютная бессвязность её элементов 
(её аморфность) предполагает абсолютную же
неустойчивость и внутреннего бытия 
("жизнедеятельности") системы. Даже и в отсутствие 
каких-либо внешних воздействий. Такое внутренне 
бессвязное состояние системы называется хаотическим. 
То бишь мы с Вами добрались на деле до понятия "хаос".

Однако прежде чем браться за его анализ, надо уточнить,
что это понятие, в общем-то, идеальное (наука, как Вы, 
думаю, знаете, сплошь и рядом пользуется идеализациями 
и идеальными понятиями, без которых не может быть
теорий). В действительности среди реальных систем 
абсолютно хаотических систем, конечно, нет: есть лишь 
те или иные временные и относительные (обусловленные 
конкретными условиями) приближения к данному образцу. 
Например, атмосфера, вообще газы (и отчасти жидкости), 
элементы которых (молекулы) слишком энергичны для того,
чтобы в их скоплениях играли роли гравитация,
электромагнетизм и прочие взаимодействия молекул. 
Здесь излишняя энергия элементов обеспечивает 
доминирование чисто динамического их "поведения". А
это как раз бессвязное "поведение". Все "связи" 
выражаются тут лишь в никак не обусловленных природой 
самих молекул столкновениях и передачах импульсов, а 
вовсе не в их (молекул) собственных взаимодействиях. 
Последние включаются в системах молекул в игру только 
тогда, когда эти системы в достаточной степени
охлаждены. И тем самым сменяют свои фазовые состояния 
с газообразного и жидкого на твёрдое. То бишь как раз 
на такое, при котором собственные, "природные" 
взаимодействия молекул (электромагнитное и 
гравитационное) приобретают главенствующее положение. 
Где системы становятся внутренне связными 
(структурированными). Пока же всё это забивает 
"динамичность" молекул (в конкретных условиях 
их "нагретости"), их системы в указанных отношениях 
бессвязны (бесструктурны), относительно открыты (по 
второму варианту), неустойчивы, хаотичны.

Хаос (или объект синергетики в пятом приближении)

Итак, хаос есть там (и в той мере), где (и в какой 
мере) налицо какая-либо бессвязность элементов системы.
Хаотичность и есть бессвязность. В любых её (этой 
бессвязности) проявлениях. Причём я имею в виду 
не то, что бессвязность бессвязности рознь (тут 
различия могут только по степени), а то, что
бессвязными могут быть различные системы. Состоящие из 
разных элементов. Например, и реальные, состоящие из 
вещей, и метареальные, состоящие из событий. В 
последнем случае имеют место хаотические 
("броуновские") движения (траектории) и хаотические 
процессы (хотя именовать процессами цепи событий,
связанных между собой лишь временной 
последовательностью - при отсутствии какой-либо иной 
их связанности, общей тенденции, направленности, 
безусловно, нельзя). При этом понятно, что 
бессвязности событий, происходящих в системах, отражают
опять-таки не что иное, как бессвязности их элементов: 
это последние как раз "ведут" себя бессвязно, как бог 
на душу положит, каждый "по своему усмотрению", 
абсолютно не согласуясь с "поведениями" соседей. И 
именно это их хаотическое (рассогласованное) 
"поведение" есть плоть протекающих в системе 
хаотических "процессов". Сама же данная бессвязность 
элементов представляет собой, как отмечалось, 
отсутствие между ними каких-либо собственных
взаимодействий - или абсолютное (в теоретическом 
идеале), или относительное при "подавлении", 
"забивании", нейтрализации этих взаимодействий 
какими-то посторонними влияниями, воздействиями 
внешних условий, в которых "живёт" система).

Таким образом, можно резюмировать, что синергетика на 
самом деле изучает хаотические системы. Ибо 
постулируемые ею открытость и сильная неустойчивость
систем суть открытость и неустойчивость, вызываемые 
бессвязностью элементов этих систем. (Отсюда, кстати, 
становится понятно и то, почему синергетику
интересуют только количественно сложные системы - 
потому, что качественная сложность, - когда системы 
складываются из неоднородных элементов, - есть
всегда тем самым функциональная сложность. Каждый 
особый элемент здесь особен именно тем, что выполняет 
свою функцию в системе и "подогнан" под выполнение
этой функции. А такое возможно только при 
взаимодействиях всех этих элементов, при их связности, 
при согласованности их "поведений". Такого рода системы
синергетика, конечно, по определению игнорирует. 
Просто в упор не видит. Вплоть до того, что иные 
апологеты данной дисциплины даже уверены, что таких
систем вообще нет в природе).

Объект синергетики в шестом приближении

Однако установить, что синергетика исследует 
хаотические (находящиеся в хаотическом состоянии, 
внутренне бессвязные) системы, опять же вовсе ещё не
означает - подвести окончательную черту нашим 
разбирательствам. Во-первых, здесь следует хотя бы 
уточнить, что она изучает и описывает указанные системы
в разрезе протекающих в них (и, соответственно, тоже 
хаотических, бессвязных, не являющихся в строгом 
смысле слова процессами) процессов. Во-вторых же и в
главных, нет и не может быть вообще такой науки, 
которая была бы неопределённой. Что бы она ни 
исследовала - пусть даже хаос, - она всегда нацелена 
на познание определённости своего объекта, 
устойчивого в нём, то бишь тех его отличительных черт, 
которые задают эту определённость. (Да он и есть лишь 
постольку, поскольку устойчив в этих своих 
особенностях: чтобы быть, хаос должен сохраняться как 
таковой, то есть быть стабильным, устойчивым). Всякая 
наука - это знание, а всякое знание - знание о чём-то
определённом. Не может быть знания о неопределённом. 
Это было бы знание без содержания, фикция, пустота. 
Познаётся всегда только нечто устойчивое,
представляющее собой что-то определённое, 
повторяющееся в этой своей определённости, то бишь 
как-то упорядоченное в своих проявлениях. Вот и
синергетика изучает вовсе не неопределённость, а хаос 
как устойчивое явление, всеобщее в нём, повторяющееся 
в любой хаотической системе, закономерности хаоса, то 
есть некие упорядоченности, присущие становлениям,
"жизнедеятельностям" и изменениям (я не пишу тут 
"развитиям", ибо развитие - это процесс, не имеющий 
никакого отношения к рассматриваемой ситуации)
хаотических (бессвязных) систем.

Например, постоянная Файгенбаума (число 4,6692016090) 
описывает (как мне кажется) не что иное, как порядок в 
последовательности разветвлений (точек бифуркации) на 
пути к хаосу. То есть некую закономерность становления,
возникновения последнего, закономерность перехода до 
того как-то упорядоченных систем в хаотические 
состояния. Как пишут Капица-Курдюмов-Малинецкий, "в
природе существует всего несколько универсальных 
сценариев перехода от порядка к хаосу. Можно изучать 
самые разные явления, писать разные уравнения и 
получать одни и те же сценарии" ("Синергетика и 
прогнозы будущего". - М., Эдиториал УРСС, 2001. - 
с. 27). То бишь в возникновении хаоса из порядка
наблюдаются некие закономерности, строгий порядок. 
Вообще изучение хаоса началось исходно с освоения 
уравнений, на базе которых стало возможным
моделировать системы с хаотическим "поведением" 
("эволюцией"). То есть с обнаружения некоего порядка, 
закономерностей (описываемых этими самыми уравнениями),
лежащих в основании таких систем.

С другой стороны, собственно "отца" синергетики 
Пригожина (о Хакене писать не буду: не читал) больше 
волновали не закономерности возникновения хаоса из 
порядка, а, наоборот, закономерности возникновения 
порядка из хаоса. То есть синергетика при таком 
её "объективировании", фактически, оказывается
разделом, если можно так выразиться, "Общей теории 
хаоса", изучающим не процесс его (хаоса) становления 
и/или "функционирования", а процесс его преодоления, 
устранения, спонтанного (самопроизвольного) 
упорядочения хаотического, закономерности порождения из
хаоса порядка (впрочем, ниже будет видно, какую 
ерундовину подсовывает нам синергетика под вывеской 
порядка). (Просьба также отличать смысл выражения 
"порядок хаоса" от смысла выражения "порядок из 
хаоса": в первом случае речь идёт о закономерностях 
"бытия", об определённости самого хаоса как явления 
(устойчивом в нём), а во втором - о возникновении в 
реальных хаотических системах каких-то 
упорядоченностей, структур, - не о законах хаоса в его 
стабильном бытии, а о его преобразовании, ликвидации, 
отрицании и их закономерностях. "Порядок самого хаоса" 
изучает прежде всего теория хаоса, а вот возникновение 
"порядка из хаоса" - синергетика).

Короче, ни теория хаоса в целом, ни такой её подраздел,
как синергетика, не изучают хаос как таковой. То есть 
как нечто неопределённое, не обладающее никакой 
упорядоченностью. Де-факто они изучают порядки 
(закономерности) процессов: а) возникновения хаоса 
(при тех или иных изменениях условий существования до 
того нехаотических систем; здесь обнаруживаются точки
перелома, именуемые в теории хаоса точками 
бифуркаций); б) устойчивого функционирования 
(повторяющегося в этом функционировании) хаотических 
систем (с их вовсе не аморфными, а вполне 
определёнными устремлениями-тяготениями к некоей фигуре
высшего пилотажа, именуемой в теории хаоса "странным
аттрактором"); в) самопроизвольного возникновения в 
хаотических системах некоего вида порядка. Вот эта 
последняя узкая область и есть предмет собственно 
синергетики. Причём моменты перехода от хаоса к порядку
тут тоже именуются точками бифуркаций, а порядки, к 
которым устремляются системы, - аттракторами; однако, 
как видно, это уже не совсем те бифуркации и 
аттракторы, о которых было написано чуть выше. В связи 
с чем ещё раз обращаю Ваше внимание на то, что не 
всегда, когда мы обнаруживаем все эти интересные 
штучки вкупе с большими последствиями малых 
воздействий, мы тем самым обязательно обнаруживаем 
именно синергетические эффекты: это могут быть в 
действительности эффекты, изучаемые теорией хаоса. (В 
синергетике, например, аттрактор - это устойчивое, 
очередное равновесное состояние, к которому 
направляется система после прохождения точки 
бифуркации, а "странный аттрактор" теории хаоса - это
та область, в которой замыкаются все "траектории" 
хаотических изменений объекта, за пределы которой эти 
изменения не выходят при том, что ни одно из них не 
повторяет другое).

Самоорганизация

Итак, синергетика изучает процессы возникновения 
некоего порядка (то есть особого типа порядка, ибо 
порядок порядку тоже рознь) в хаотических системах.
Причём по замыслу, в идеале (который, конечно, не 
всегда выдерживается) - самопроизвольного, спонтанного 
возникновения. Не такого, при котором порядок
навязывался бы системе извне силой. Подобное 
возникновение высокопарно именуется самоорганизацией. 
Бытует представление, что тут системы-де сами наводят 
порядок в своём доме. Вот берут вдруг, бац, и 
самоорганизуются, перестраиваются в упорядоченные. В 
действительности же такого "вдруг", "ни с того, ни с 
сего" в принципе быть, конечно, не может. Без 
какого-то воздействия извне никак не обойтись. Однако 
здравое зерно концепции заключается в том, что все 
реальные системы и на самом деле обладают 
соответствующим потенциалом. То есть, с одной стороны, 
они стремятся к устойчивым состояниям, а с другой -
состоят из элементов, которые не просто движутся, а 
ещё и непременно как-то взаимодействуют (надеюсь, Вы 
понимаете, что взаимодействия вещей - гравитационное, 
электромагнитное, социальное и пр. - и их столкновения 
в ходе движений - это далеко не одно и то же). Стоит 
лишь измениться условиям, навязывающим реальным 
системам хаотические состояния, как их элементы тут же
обнаруживают эти свои внутренние взаимодействия и 
устремления. Повторяю, без внешних воздействий, без 
указанных изменений условий тут не обойтись, но
главную организующую роль играют всё-таки не они: это 
лишь разрешающий (освобождающий систему от обязанности 
находиться в хаотическом состоянии) фактор. Инициативу 
же берёт на себя собственная природа системы (то есть 
её элементов). В изменившейся ситуации она 
упорядочивается именно сама, самопроизвольно. А не 
потому, что её кто-то подталкивает в спину.

Впрочем, это я всё толкую о нормальном понимании 
порядка. Который, как антитеза хаосу, в системах (а 
порядок может обнаруживаться не только в системах) есть
некая взаимозависимость, самосогласованность, связность
"поведений" элементов, проистекающая из их реальных 
взаимодействий (и внешним образом обнаруживающаяся в 
наличии у системы структуры). Примерами внутренне
упорядоченных систем выступают все вещи (молекулы, 
организмы, общества), многие скопления-колонии, 
создаваемые теми или иными взаимодействиями их
элементов (звёзды, галактики, очереди в магазинах). 
Тут порядок является именно собственным порождением 
систем, результатом внутренней связности,
взаимообусловленности, взаимовлияния и, в результате, 
согласованности действий их элементов.

От такого типа порядка надо отличать порядок, вносимый 
в систему извне, внешним воздействием, - когда её 
элементы сами по себе на деле остаются независимыми, 
автономными, но действуют в одном "направлении" 
("выстроены по росту") просто потому, что к этому всех 
их понуждает некое общее (и значимое) постороннее 
воздействие. В последнем случае система по-прежнему на 
деле внутренне хаотична (её элементы не 
взаимодействуют, они бессвязны), но в ней появляется 
некая общность "поведений" элементов: в частности, 
движение их по сходным траекториям, в одну сторону. 
Примерами такого типа "согласованных" "поведений" 
выступают явления конвекции (газов и жидкостей), 
турбулентных вихрей и пр. Возникновения подобных 
"согласованностей", в основном, и исследует 
синергетика (впрочем, конвекции, турбулентности и 
т.п. - излюбленные предметы теории хаоса в целом: 
просто "синергетиков" в них интересует главным образом,
если можно так выразиться, "внеплановое" появление 
"согласованности" "поведений" элементов, а прочих 
теоретиков хаоса - характер завихрений, цикличность
восхождений и нисхождений потоков и пр.).

Как, например, возникает конвекция? С одной стороны, 
путём нагрева каких-то слоёв газа (жидкости). Отчего 
они начинают подниматься вверх. Почему? Потому, что 
более энергичные молекулы больше "распихивают" друг 
друга, образуя такие объёмы, области газа, в которых 
молекул меньше и которые тем самым менее массивны (в 
сравнении с более холодными слоями-областями). Тут, с 
другой стороны, вступает в игру уже гравитационное 
поле Земли. Более плотные и, соответственно, тяжёлые 
слои жидкости опускаются, а более разреженные
поднимаются. Образуется конвекционный процесс 
(кольцевое движение молекул в газе, жидкости). При 
этом по одному маршруту, то есть внешне, по видимости 
согласованно, движутся множества молекул, целые их 
потоки. Но это вызвано вовсе не их собственными 
взаимодействиями, не тем, что они действительно как-то 
согласуют свои перемещения, влияя друг на друга, а лишь
тем, что на их по-разному нагретые множества различно 
(по силе) влияет внешний им всем фактор - 
гравитационное поле Земли. Вроде бы движение 
осуществляется упорядоченно, а система, тем не менее, 
сама по себе хаотична. Вся её упорядоченность вызвана 
внешними влияниями. Убери гравитационное поле - и
никакой конвекции (перемещений слоёв) не возникнет. 
Будет простое неупорядоченное распространение тепла 
(энергии) от молекулы к молекуле. Обычный 
термодинамический процесс хаотического перемешивания. 
Без каких-либо выраженных потоков, то есть 
"согласованных" однонаправленных движений множеств
молекул.

Сходным образом происходят и завихрения в потоках 
газов и жидкостей (явления турбулентности). Здесь их 
причинами обычно выступают какие-то препятствия, 
рельефы дна и т.п. (причиной самих течений, конечно, 
выступают иные факторы - уклон местности и пр.). Всё 
это тоже - чисто внешние обстоятельства, внешние 
влияния. "Согласованность" движений молекул, "единство"
(точнее, одинаковость) их траекторий также вызываются 
тут не их собственными взаимодействиями (отчего, 
повторяю, здесь и нет на деле никакой реальной 
согласованности "поведений" элементов, что я и 
подчёркиваю закавычиванием данного слова).

Тип порядка в синергетике (или объект синергетики в 
седьмом приближении)

Нечто подобное происходит и в некоторых химических 
реакциях (изучением которых и занимался Пригожин), 
например, в реакции Белоусова-Жаботинского. Где 
задействованные молекулы тоже вдруг начинают вести 
себя "согласованно" (одинаково), то есть все разом 
меняют цвет и т.п. Я не могу утверждать, чем конкретно 
в данных случаях обусловливается эта одинаковость 
"поведений" (я не химик и не имею под рукой описаний 
данных реакций). Возможно, она тоже имеет какие-то 
внешние причины (катализаторы, магнитные поля и т.д.). 
Но это и не важно. Вполне можно допустить, что в 
указанных случаях в дело вступают и какие-то 
собственные взаимодействия молекул (реагирующих 
веществ), что тут имеет место реальная согласованность 
их "поведений". Я ведь вовсе не утверждаю, что 
синергетика имеет своим предметом возникновения только 
ВНЕШНЕ обусловленных "согласованностей" "поведений" 
элементов хаотических систем. В числе её объектов могут
присутствовать и возникновения реально согласованных
"поведений". Главным здесь является другое - не то, 
каким образом согласуются указанные "поведения" и 
являются ли их согласованности тем самым реальными или
же лишь кажущимися (псевдосогласованностями). Главной 
здесь является форма 
согласованности-псевдосогласованности, её тип, то - 
что в обоих вариантах имеется 
согласованность-псевдосогласованность ОДИНАКОВОГО 
"поведения". Вот это я подчёркиваю теперь как ещё одну 
отличительную черту синергетических объектов.

Синергетика изучает закономерности возникновения из 
хаоса такого порядка, который представляет собой лишь 
простую одинаковость "поведений" элементов системы. 
Когда все они "вдруг" начинают "вести" себя однотипно, 
делают одно и то же. Разом меняют цвет с синего на 
зелёный, толпой поворачивают в одну сторону ("все 
побежали, и я побежал") и т.д. Чем бы это ни было 
обусловлено (внешними воздействиями или внутренними 
взаимодействиями), - это вовсе не такое "поведение", 
которое наблюдается, например, в вещах, элементы коих
(именуемые в данном случае частями) "ведут" себя, 
напротив, как раз не одинаково, а в рамках 
функционального "разделения труда". У каждого из них 
тут своя функция, свой особый "маневр", своё место в 
структуре "жизнедеятельности" системы. Кто-то пашет, 
кто-то пляшет, кто-то песенки поёт. Согласованность
(строгая упорядоченность) взаимодействий частей целого 
(протонов и электронов в атоме, различных клеток 
организма, профессиональных  слоёв общества и т.п.) -
вовсе не того типа, который изучает синергетика. 
Последнюю интересуют не качественная, а количественная 
сложность, не упорядоченные (сиречь, закрытые и 
устойчивые), а хаотические системы и, соответственно, 
не целОсообразная согласованность разнородных 
(функциональных) "поведений" частей целого, а лишь 
примитивная одинаковость "поведений" элементов. 
Явление, если можно так выразиться, "резонанса". И не 
более того. Хвалёное единодействие, совместное 
действие, то бишь синергия (от какового слова и 
произошёл термин "синергетика"), на деле представляет 
собой вовсе не подлинное единое действие реально 
единого (то есть целостного, являющегося одним целым, 
единичностью) нечто (такова любая вещь), а попросту 
лишь одинаковость (однонаправленность) действий многих
разрозненных де-факто элементов аморфной системы.

Пара слов о подлинной самоорганизации Мира

Продолжая эту тему, отмечу дополнительно, что так же, 
как отличаются друг от друга функциональная 
согласованность различных "поведений" частей вещей и
простая одинаковость "поведений" элементов 
синергетических систем (возникающая в них иной раз на 
фоне общего хаоса), различаются (по своим 
закономерностям, тенденциям и пр.) и процессы: а) 
становления вещей и б) возникновения указанной 
одинаковости "поведений" элементов хаотических систем. 
Подчёркиваю - это совершенно различные процессы. И с 
совершенно различными результатами: в первом случае на 
белый свет появляются крайне специфические объекты -
целостные системы, вещи, а во втором - только какие-то 
вшивые одинаковости в "поведениях" элементов аморфных 
скоплений. В первом случае мы имеем глобальный процесс
 Развития Мира (я пишу тут слово "Развитие" с большой 
буквы, дабы отличить обозначаемый им процесс от 
простого развития вещей: это ведь тоже разные 
процессы), то есть становление новых уровней 
Универсума (элементарного, химического, клеточного, 
организменного, социального), образование именно
вещей нового, высшего типа. (Подробнее об этом см. 
первый том "Теории общества"). Во втором же случае 
перед нами лишь случайная флуктуация, в лучшем случае -
 обычное явление резонансного типа. Никакой новый 
уровень Универсума при этом не возникает. И даже 
самоорганизацией-то данный феномен сплошь и рядом не 
является (при внешнем обусловливании одинаковости 
"поведений").

Поделюсь личным: когда-то (лет двадцать тому назад), 
интересуясь в числе многих иных занятных проблем и 
вышеупомянутой проблемой глобального Развития (или, 
если хотите, Эволюции) Мира, я, впервые услышав о 
синергетике и о том, что она претендует на звание 
Общей теории самоорганизации, тоже подумал было: ну, 
наконец-то! Появилась-таки эта долгожданная наука, 
которая вот сейчас всё мне объяснит. Стоит только 
погрузиться, вникнуть. Ну и что? Погрузился, вник.
И ни хрена не понял. О чём это, что это? Так и 
вынырнул обратно, несолоно нахлебавшись. И пошёл 
другим путём - посуху. Но это я: у меня водобоязнь. А
другие-то до сих пор плавают. И даже тонут, не желая 
выныривать. Будучи уверенными, что формулы синергетики 
универсальны и исчерпывающе описывают процессы 
самоорганизации, происходящие в Универсуме. А это, 
увы, не так. Они описывают лишь один из простейших 
типов упорядочения, возникающего в весьма
специфических системах (отнюдь не исчерпывающих всего 
богатства типов систем) при столь же специфических 
обстоятельствах (отнюдь не исчерпывающих всего
богатства типов обстоятельств).

Теория хаоса и динамика

Напоследок (в решении вопроса об объекте синергетики) 
давайте ещё уточним взаимоотношения синергетики (и 
даже в целом теории хаоса) и динамики. Как уже
отмечалось выше, синергетику нередко определяют как 
теорию нелинейных динамических процессов. Правильно ли 
это?

Нет, что касается нелинейности, то тут спора нет: где 
бессвязность (где каждое последующее происходящее в 
системе событие никак не "вытекает" из предыдущего), 
там, само собой, и нелинейность. Но вот почему 
синергетические процессы именуют ещё и "динамическими",
я не совсем понимаю. Заметьте: их именуют не 
динамичными (то бишь "живенькими такими", шустрыми), а 
именно "динамическими". То есть, если взять это слово 
в широком смысле, - просто происходящими, связанными с 
изменениями ("динамическая система" - это просто
"изменяющаяся система"). Но таковы ведь вообще все 
процессы. Все они "текут", происходят, представляют 
собой цепочки изменений и т.п. Использовать в
отношении каких-то из них определение "динамические" в 
указанном широком смысле - всё равно что сказать 
"масло масляное" и при этом вовсе не отличить их 
фактически от всех прочих процессов. Поэтому 
возникает подозрение, что указанный термин используется
в данном случае лишь в узком смысле. В котором
"динамическое" означает "движущееся" или хотя бы 
"как-то связанное с движением". Отсюда встаёт парочка 
весьма замысловато связанных друг с другом вопросов. 
1) Изучает ли синергетика (теория хаоса) только 
процессы движения (то бишь только динамические - в 
узком смысле слова - процессы) или же ещё и какие-то 
иные? 2) Изучает ли она вообще процессы движения (или 
это нам только кажется)?

Замысловатость связи этих вопросов заключается в том, 
что ставить их приходится в приведённом порядке, а вот 
отвечать на них нужно уже задом наперед - сначала на 
второй, потом на первый. При этом ответ на этот второй 
вопрос как будто бы очевиден: ну, конечно же, изучает. 
Ведь, например, те же конвекция и явления 
турбулентности - суть движения. Однако это будет
ответ того же дезориентирующего толка, как если бы мы 
ответили "да" на вопрос: изучает ли синергетика 
социальные явления? Само собой, она их изучает. Но ведь
её сущность совсем не в этом. А в том, какого именно 
типа социальные (а также химические, биологические и 
пр.) явления она изучает. Её объект - особый тип
"междисциплинарных" явлений, и особенность этого типа 
совсем не в том, что это - социальные (или химические 
и пр.) явления. Так и с движением. Синергетика,
конечно же, изучает движения (конвективные, 
турбулентные), но суть её вовсе не в этом. А в том, 
как она их изучает, что именно в движениях привлекает 
её внимание, какие их особенности. Сии особенности 
(движения ли, чего ли другого) и есть её объект.

Поясняю. Все движения, конечно, суть движения. Но 
одновременно они и как-то различаются между собой. 
Например, по скорости, по направленности (вектору), по
траектории. Траектория - это пространственная линия, 
по которой осуществляется движение. Всякое движение 
имеет свою траекторию, но траектория сама по себе
(как возможный особый объект познания) - это уже не 
движение, а лишь его "виртуальный след", "линия" в 
пространстве (это видно хотя бы по тому, что у
движения есть скорость, а у траектории - нет). 
Траектории в их особенностях могут изучаться отдельно 
от движения. Они различаются как прямые, вращательные
(круговые), зигзагообразные и пр. Кроме того 
встречаются ещё и такие траектории, которые 
"оставляются" возвратно-поступательными движениями. То
есть представляющие собой колебания. Причём опять же 
разного толка: туда-сюда по прямой (так колеблется 
пружина), туда и обратно по дуге (так колеблется
маятник); встречаются циклические колебания и куда 
более причудливых форм (траекторий). При этом 
колебания тоже сами по себе вовсе не движения, и даже
не их "следы"-траектории, а суть особая характеристика 
этих "следов". И данные феномены (в тех или иных их 
собственных характеристиках) также можно изучать
отдельно не только от движения, но и от траекторий. 
Описывая их (колебаний) особенности отдельными 
формулами.

При этом траектории движения принадлежат к классу 
направлений. К этому же классу принадлежат и тенденции 
нединамических (в узком смысле термина) процессов 
(например, развитие вещей представляет собой 
повышение степени их функциональной сложности). Но это 
я сообщаю просто к слову: нам здесь важно не это, а 
то, что аналогичная картина наблюдается и в отношении 
колебаний. Последние тоже обнаруживаются не только в 
траекториях движений, но и во многих других случаях. 
Как имеющих какое-либо отношение к движению, 
динамических (тут ведь может колебаться не только 
направление, но и скорость движения), так и абсолютно 
иных, нединамических. Колебания как особые феномены 
наблюдаются в самых различных областях. Так или иначе 
колеблется почти всё (а, может быть, и вообще всё). 
Везде, где наблюдается какая-либо цикличность, 
изменения по типу "туда-обратно", - везде имеются на 
деле именно колебания (явления, описываемые 
принципиально одинаковыми формулами). Например, 
колебательный характер носят погодные изменения 
(сезонные, суточные), изменения в состоянии организма 
(бодрствование-сон), изменения (рост и снижение) 
численности популяций животных или народонаселения, 
изменения цен на рынке и т.п. И всё это - вовсе не 
колебания параметров движения, не динамические 
колебания. Изменения в численности популяции - явно не 
её перемещения в пространстве.

При этом колебания, с одной стороны, могут быть как 
периодическими (то есть упорядоченными), так и 
апериодическими (то есть хаотическими), а с другой - 
происходят зачастую не где-нибудь, а в системах (в их 
состояниях, численностях элементов и пр.). Ну а там, 
где налицо некая хаотичность и некая система, там, 
естественно, при делах оказывается и теория хаоса (а 
то и синергетика). Закономерности апериодических 
(хаотических) колебаний систем - её излюбленная пища. 
Отсюда видно, что теория хаоса изучает хотя и 
обязательно нелинейные (апериодические), но совсем не 
обязательно только динамические процессы. В 
вышеприведённом определении данное слово в его широком 
смысле излишне, а в узком - ошибочно (ибо исключает из 
числа объектов теории хаоса нединамические процессы, 
которые эта теория на деле изучает). Отсюда видно,
более того, что теория хаоса и вообще изучает по сути 
своей вовсе не динамические или нединамические процессы
в их конкретной (собственной) определённости. Сия их 
определённость данной теории как раз до лампочки. Ибо
она исследует закономерности совершенно особого типа, 
которые нейтральны к указанным определённостям 
процессов и обнаруживаются в любых из последних - при 
условии наличия у них принципиально иного параметра - 
хаотичности.

Пуще того

Ещё более того, - теории хаоса до лампочки не только 
такие определённости изучаемых ею процессов, как их 
динамичность или нединамичность. Она плюёт с высокой 
колокольни вообще на все их определённости, за 
исключением одной - апериодичности (хаотичности). Она 
изучает просто апериодические (нелинейные) процессы. И 
всё. Иная их конкретика ей безразлична. В том числе и 
то, колебательные это процессы или неколебательные. Я 
говорил выше о колебаниях лишь для примера. Надо же 
мне было как-то конкретно проиллюстрировать
необязательность динамического характера изучаемых 
теорией хаоса процессов. Но, естественно, 
апериодичность встречается не только у колебаний. 
Отчего и колебательность тут оказывается на том же 
положении, что и социальность или динамичность. То есть
посторонней, несущностной характеристикой.

Наконец, что касается собственно теории хаоса (но не 
такого её раздела, как синергетика), то она безразлична
и к тому, являются ли изучаемые ею процессы системными 
(внутрисистемными) или нет. Это синергетика, 
специализирующаяся на изучении закономерностей 
возникновения одинаковостей "поведений" элементов (на
"самоорганизации"), естественно, сосредоточивается на 
указанных "поведениях" элементов, представляющих собой 
в своих совокупностях внутренние "жизнедеятельности" 
систем. А теория хаоса вообще (то есть Общая теория 
хаоса) никакой такой "самоорганизацией" не 
интересуется. Её объект - просто апериодические 
процессы, закономерности таких процессов. Где бы они ни
протекали: в системе ли, вовне ли её.

Оговорка

Впрочем, так обстоит дело в действительности. При 
адекватном понимании теории хаоса, синергетики, их 
соотношения, сходств и различий. Но такого понимания, 
конечно, сплошь и рядом у учёных нет. Для подавляющего 
большинства специалистов (о философах я вообще молчу) 
синергетика и теория хаоса суть одно и то же. Отнюдь 
не случайно приведённое выше определение ("теория 
нелинейных динамических процессов" или ещё короче: 
"нелинейная динамика") считается определением именно 
синергетики. Хотя на деле это определение теории хаоса.
Синергетика, разумеется, тоже изучает хаос (с его 
нелинейностью в изменениях), но не вообще, не во всех 
его закономерных проявлениях, а лишь в одном из
специальных его аспектов - аспекте возникновения из 
хаоса - порядка.

Общество как несинергетический объект

Из всего изложенного, я думаю, должно стать ясным, что 
общество не является объектом синергетики. Толпы - да, 
другие какие-то хаотические социальные явления (те же 
колебания цен на рынке или численности народонаселения,
например, вообще демографические процессы, которые, 
правда, являются не только социальными, но и 
биологическими) - да. Смены моды (в том числе, 
научной) и прочие коллективные психозы (то бишь 
обусловленные внешними причинами одинаковые поведения 
людей) - да. Но не общество в его становлении,
функционировании и развитии. Ибо общество есть вовсе 
не простое скопление вещей (людей), и тем более не 
хаотическое их скопление. Оно представляет собой
собственно вещь, систему того же типа, что и организм, 
клетка, молекула, атом, элементарная частица и далее. 
Это - целое, а не колония. (Я очень надеюсь, что из 
"Теории общества" - см. также "ООФ", с. 69-84 - 
Вы уже усвоили, что словом "целое" я называю весьма 
специфические объекты; а то им сплошь и рядом
обозначают чёрт-те что, что ни попадя. Для 
"синергетиков", в частности, любая система как 
множество элементов, любая куча - уже целое).

Впрочем, и колонии тоже далеко не все хаотичны и не 
все являются объектами синергетики. Степени их 
аморфности могут быть весьма различны. Например,
аморфность твёрдых тел куда меньше, чем жидких и, тем 
более, газообразных. Скопления частиц, удерживаемых 
вместе огромной силой тяготения (в звёздах), менее 
неустойчивы, чем простые газовые туманности. И т.д. В 
Мире вообще полно несинергетических систем (а также и 
других объектов, которые не являются системами и, 
следовательно, вообще о синергетике слыхом не 
слыхивали). Устойчивых (внутренне связных, 
нехаотических) систем никак не меньше, а то и больше, 
чем неустойчивых. Общества - из числа первых. Это, 
повторяю, суть вещи, то бишь целостные системы. Их 
элементы-части разнородны и функциональны. Это 
упорядоченные, закрытые и устойчивые системы. Само 
собой, не в абсолютном смысле: и на старуху бывает 
проруха. Нет вообще таких систем, на которые не
нашлось бы превозмогающее их устойчивость внешнее 
воздействие. Завтра Луна упадёт на Землю, и от всех 
обществ мокрого места не останется. Но в синергетике
речь ведь идёт вовсе не о такой неустойчивости и 
открытости. А о внутренней бессвязности, о хаотических 
системах. Общество таковой системой очевиднейшим 
образом не является. Отчего и описывается его 
"жизнедеятельность" совсем иными, несинергетическими 
законами (формулами). Нелинейность тут явно не при 
делах.

(Продолжение следует)
 

Просмотр всех сообщений по данной теме
Полный список

Тема Автор Дата
Теория общества А.Хоцея Валентин Кононов 10/04/2006 07:55
Re: Теория общества А.Хоцея Валентин Кононов 19/04/2006 23:00
Re: Теория общества А.Хоцея Валентин Кононов 01/05/2006 23:22
К вопросу о синергетике (часть 1) А.Хоцей 02/05/2006 17:47
К вопросу о синергетике (часть 2) А.Хоцей 03/05/2006 20:54
К вопросу о синергетике (часть 3) А.Хоцей 22/08/2006 17:20
Re: К вопросу о синергетике (часть 3) Валентин Кононов 27/08/2006 23:59
К вопросу о синергетике (часть 4) А.Хоцей 29/08/2006 15:24
Re: К вопросу о синергетике (часть 5) А.Хоцей 29/08/2006 15:27
Re: К вопросу о синергетике (часть 6) А.Хоцей 18/09/2006 17:27
Re: К вопросу о синергетике (часть 6) Валентин Кононов 25/09/2006 23:47
Re: К вопросу о синергетике (часть 7) А.Хоцей 03/10/2006 14:56
К вопросу о синергетике (часть 8) А.Хоцей 17/10/2006 15:44