Тема: Опять меня опередили...
Автор: VadimPro
Дата: 11/03/2009 13:43
 
В сборнике работ Анри Пуанкаре 'О науке' 
(Москва 'Наука' 2-е издание 1990 год (1-е издание 1983 
год), я обнаружил статью М.И. Панова, А.А. Тяпкина и 
А.С. Шибанова 'Анри Пуанкаре и наука начала XX века' 
(статья, судя по всему, 1983 года). Авторы этой статьи 
люди, похоже, весьма авторитетные, во всяком случае, 
А.А. Тяпкин был доктором физико-математических наук, 
профессором, заведующим кафедрой физики элементарных 
частиц физического факультета МГУ. Так вот, 
выяснилось, что авторы прекрасно понимали все то, что 
я тут на форуме пытался доказать своими заметками, а 
именно то, что теория относительности полностью 
совместима с теорией эфира, более того, они понимали 
то, что эфирная теория Лоренца-Пуанкаре и СТО 
Эйнштейна это вообще одна и та же теория. Приведу 
цитату: 

'Трудно понять, что же заставило выдающегося 
голландского физика (речь идет о Лоренце - В.П.) 
согласиться с явно необоснованной версией о 
возникновении будто бы двух различных физических 
теорий: квазиклассической теории, завершенной Лоренцем 
в 1904 году, и совершенно новой релятивистской теории 
пространства и времени, созданной Эйнштейном в 1905 
году. Ведь ученый, обладающий столь проницательным 
умом и огромным опытом работы в теоретической физике, 
не мог не понимать, что такая постановка вопроса может 
быть оправдана только в том случае, если эти теории 
приводят к какому-либо доступному для опытной проверки 
различию, а без этого непременного условия речь может 
идти лишь о расхождениях в интерпретации соотношений и 
трактовке положений одной и той же физической теории. 
Новой теорией в физике всегда считалось такое 
построение, которое предсказывает ранее неизвестные 
проверяемые на опыте соотношения. Между тем, статья 
Эйнштейна, также как и работа Пуанкаре (если не 
говорить о содержащейся в ней первом варианте 
релятивистской теории тяготения), развивала строго 
удовлетворявшую принципу относительности теорию, все 
проверяемые на опыте соотношения которой уже были 
получены в трудах Лоренца и Лармора. В ряде публикаций 
авторитетных ученых того времени, например Кауфмана, 
Лауэ и Эренфеста, подчеркивалось, что принципиально 
невозможен эксперимент, различающий теоретические 
построения Лоренца и Эйнштейна' Стр. 715-716 

Подчеркиваю, теория Лоренца - это теория неподвижного 
эфира. Итак, я убеждаюсь, что вовсе не одинок в своем 
заключении: 'Эфир и относительность - близнецы 
братья'. Это радует. 

Но самое интересное следует далее. Написав приложение 
к шестой заметке, в котором я раскрыл конвенциональный 
характер принципа относительности и показал 
принципиальную возможность описания мира (при желании) 
в категориях абсолютного времени и абсолютного 
пространства, я полагал, что эта моя идея уж точно не 
посещала головы последних поколений физиков. Я даже 
полагал, что сам Пуанкаре не вполне осознавал эту 
сторону принципа относительности (ибо я не встречал у 
него такой постановки вопроса). Из статьи Тяпкина и 
соавторов я узнал, что в конце жизни Пуанкаре написал 
статью 'Пространство и время' (я ее еще не читал, но 
она похоже включена в книгу 'О науке' где-то в 
разделе 'Последние мысли') в которой, со слов авторов, 
Пуанкаре прямо заявил, что вопрос использования 
преобразований Лоренца и преобразований Галилея - это 
лишь вопрос соглашения, что преобразования Галилея 
(следовательно и понятие абсолютного времени и 
абсолютного пространства - В.П.) по-прежнему могут 
использоваться для описания нашего Мира. Авторы пишут, 
что в те времена эти слова Пуанкаре никто не понял, и 
посчитали их заблуждением Пуанкаре и отступлением от 
принципа относительности. Далее привожу цитату из 
статьи Тяпкина с соавторами: 

'Много позднее, уже во второй половине XX века стало 
очевидным (хотелось бы знать кому, кроме авторов этих 
строк? - В.П.), что отвергавшееся утверждение Пуанкаре 
никакой фактической ошибки не содержит. Непонимание 
простого смысла его слов было результатом 
ограниченного толкования теории относительности. Во 
всем смогли разобраться уже после того, как обратили 
внимание на его раннюю работу 'Измерение времени'. 
Именно условность одновременности, связанная с 
невозможностью измерить скорость света в одном 
направлении, позволяет одинаково строго описывать 
физические явления и на основе преобразований Галилея, 
и на основе преобразований Лоренца. Нужно лишь для 
каждого способа описания выбрать свое определение 
одновременности.* 
Анри Пуанкаре был абсолютно прав, когда утверждал, что 
никакой физический опыт не может подтвердить 
истинность одних преобразований и отвергнуть другие, 
как недопустимые. Но он остался одиноким в своих 
взглядах. Хотя вопросы науки и не решаются 
большинством, в тех случаях, когда возникают 
разногласия в понимании научных теорий, сложившиеся 
умонастроение большинства может долгие годы сохранять 
господствующее положение. В течение нескольких 
десятилетий научная общественность не принимала точку 
зрения французского ученого, изложенную в 
статье 'Пространство и время', считая ее ошибочной. 
Ничего бы не изменилось, если бы вместо публикации 
этой статьи Пуанкаре изложил свое мнение в виде 
послания, адресованного грядущим поколениям физиков, 
как это сделал Майкл Фарадей. Впрочем, статья как раз 
и сыграла роль такого письма в будущее, поскольку 
изложенные в ней идеи не были восприняты на протяжении 
полувека. Это весьма красноречиво характеризует 
глубину мышления ее автора. 
Истоки непонимания взглядов Пуанкаре кроются в 
забвении его ранней работы 'Измерение времени', в 
которой он вскрывает условный характер 
одновременности. Это центральное понятие было введено 
в теорию относительности Эйнштейном без тех 
разъяснений его конвенциональной сущности, которые 
были даны французским ученым. В результате стало 
возможным такое ошибочное в своей ограниченности 
понимание этой теории, при котором основное внимание 
акцентировалось на несостоятельности преобразований 
Галилея. ОГРАНИЧЕННЫМИ оказались связанные с этой 
трактовкой представления о существовании в каждой 
системе своего САМО СОБОЙ ИДУЩЕГО времени и своих 
пространственных масштабов, истолковываемых в отрыве 
от общих свойств физических процессов. Это непонимание 
нашло отражение в принятой логике построения теории 
относительности, когда из релятивистских свойств 
пространства и времени выводятся новые свойства 
движения при высоких скоростях. (Именно об этом я и 
толковал - не закономерности изменения сущего 
определяется некими 'свойствами' некоего пространства 
и времени, а сами свойства пространства и времени 
определяются сущим, точнее закономерностями его 
изменения - В.П.) 

*Приняв одновременность основанную на предположении о 
равенстве скоростей света в двух противоположных 
направлениях и свои для каждой системы, так называемые 
собственные эталоны длины и длительности, мы связываем 
пространственно-временные координаты двух движущихся 
систем преобразованиями Лоренца. Но если выбрать для 
всех систем единую одновременность и единые эталоны 
длины и длительности, то пространственно-временные 
координаты систем окажутся связанными преобразованиями 
Галилея.' стр. 719-720. 



Собственно говоря, речь в приведенной цитате идет о 
том, о чем я писал в приложении к шестой заметке, 
просто я не стал писать о преобразованиях Галилея и 
Лоренца (из соображений простоты, поначалу, я даже 
взялся разъяснять суть того, что есть преобразования 
координат - но потом посчитал это лишним) а писал о 
двух альтернативах способах задания системы координат. 
Синхронизируя часы в движущихся системах отсчета 
разными способами (сделав разные определения понятия 
одновременности) мы при одном способе получаем для 
описания Мира абсолютное время и абсолютное 
пространство (и как следствие справедливость 
преобразований Галилея), а при другом способе 
синхронизации часов получаем свое 
собственное 'местное' или 'относительное' время и 
пространство для каждой движущейся системы отсчета. 

В общем, опять подтверждается известная 
сентенция: 'ничто не ново под луной'. 
Возникает только один вопрос, почему мне, физику по 
образованию, прослушавшему в свое время курс лекций по 
теории относительности, пришлось заново 'совершать 
открытие' данной теории? Почему теорию относительности 
преподают так, что у слушателей складывается полное 
впечатление о том, что наш Мир несовместим с понятием 
эфира, абсолютного пространства и абсолютного времени, 
что он чуть ли не парадоксален и постижим лишь 
математически, но никак не образным мышлением человека?
 

Просмотр всех сообщений по данной теме
Полный список

Тема Автор Дата
Заметка шестая: "Воцарение относительности" VadimPro 02/07/2006 15:43
Продолжение шестой "Заметки" VadimPro 04/07/2006 20:02
О статье Пуанкаре "Пространство и время" VadimPro 11/03/2009 13:45
Re: О статье Пуанкаре VadimPro 11/03/2009 13:45
Приложение к шестой заметке. "Человек и закон" VadimPro 11/03/2009 13:41
Опять меня опередили... VadimPro 11/03/2009 13:43